Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Това ГЕРШКОВИЧ

Това ГЕРШКОВИЧ
История фонаря

Добавлено: 15 марта 2008  |  Просмотров: 5435


Стоял теплый весенний вечер. На небе зажглись звезды. Дул легкий ветерок. Я закрыл записную книжку и подумал:

«Уже поздно. Дети давно легли спать. Полечу-ка, навещу спящих детей, улыбнусь им и подарю сладкие сны». Я вылетел на улицу. Что же, вы думаете, я увидел? Никто и не думал спать. Дети высыпали на улицы, гуляли, бегали, словом, веселились. Я потер глаза. Что случилось? Наверное, вечер еще не наступил. Я посмотрел на небо: звезды сияли; я посмотрел вокруг — темно. Почему же дети не ложатся спать? Почему бегают по темным улицам? Почему несут в руках доски, сучья и сухие ветки?

Я подлетел поближе и прислушался. Дети громко пели: «Сегодня Лаг-ба-Омер! Сегодня праздник Лаг-ба-Омер!»

«Ну и ну! Стыд и позор тебе, гном Сказкин! Как я мог забыть, что сегодня праздник Лаг-ба-Омер. В эту ночь дети зажигают костры!»

Я полетел на большой пустырь посмотреть, как зажигают праздничный костер, поют и пляшут. Приятно было кружиться в теплом воздухе, вдыхать запах костра и весело махать крылышками в такт музыке.

Вскоре дети устали, уселись вокруг костра, принялись есть печеную картошку, рассказывать разные истории и петь песни о веселом празднике Лаг-ба-Омер.

Поздно ночью погасли костры, и ребята разошлись по домам спать.

А я? Я, как вы знаете, пишу рассказы обо всем, что вижу и слышу. И вот, когда все разошлись, я решил написать новый рассказ. Но где найти подходящее место для работы? Кругом темно, ничего не видно. Что делать? Что-то блеснуло в темноте. Это одинокий фонарь стоял на длинной ноге и освещал все вокруг. Какая удача! Я сел на старую консервную банку под фонарем и принялся за работу.

В эту минуту фонарь погас. Вот беда! Невозможно писать в темноте. Я взмахнул крыльями, подлетел к фонарю и вежливо попросил:

— Зажги, пожалуйста, свою лампочку. Мне нужно написать рассказ.

— Не зажгу! — ответил фонарь.

— Почему? — Я здорово рассердился. — Ты — фонарь. Ты обязан светить. Это твоя работа!

— Может, и обязан, а все равно не зажгусь, — возразил фонарь. — Улетай-ка отсюда поскорей, маленький мотылек. А то я как разозлюсь!

— Какой же я мотылек? Я летающий гном, гном Сказкин. Я пишу интересные рассказы.

— Пиши, что хочешь, — огрызнулся фонарь. — Меня это не интересует.

— Но как же я буду писать в темноте? — Я просто кипел от злости. — Ты же погасил свет! Ничего не видно вокруг.

— Я погасил свет, потому что рассержен, — объяснил фонарь.

— Почему? — Мне стало интересно. Фонарь зажег свет.

— Посмотри вокруг, гном Сказкин. Посмотри, во что превратился мой родной пустырь!

Я огляделся. Чего только здесь не было! Банки из-под кока-колы, куски несъеденных пирогов, старые доски, обрывки грязной бумаги. Все валялось на пустыре.

— Ребята жгли праздничные костры, — заметил я.

— Знаю, — сказал фонарь. — Я люблю праздник и люблю костры. Мне нравится смотреть, как языки пламени взмывают в небо, рассыпая вокруг яркие искры. Я люблю праздничные песни. Если хочешь знать, даже дети мне нравятся.

Фонарь тяжело вздохнул и, направив яркий луч света на кучу мусора, добавил:

— Посмотри внимательно, гном Сказкин. Вот чего я не люблю! Давно стою я на этом месте. И я каждый год радуюсь, когда дети зажигают костры, поют и веселятся. Но потом они уходят домой, а здесь, в моем доме, они оставляют кучи мусора. Это неприятно, даже противно. Вот почему я сразу потухаю.

Фонарь погас. Я растерялся. Что ответить фонарю? Как убедить его зажечь свет? Ведь мне так хотелось закончить мой новый рассказ. Я подумал, подумал и придумал:

— Послушайте, господин Фонарь, я не простой гном. Я немножко волшебник. И очень люблю детей. Разрешите мне убрать за детьми весь мусор. Только прошу вас, когда работа будет закончена, зажечь свет.

Фонарь с радостью согласился. Да! Пришлось мне поколдовать! Скоро вся площадка перед фонарем стала чистой.

Закончив работу, я взлетел повыше, примостился на соседнем столбе и написал новый рассказ.

Фонарь светил мне ярким светом. Он тоже хотел знать, о чем я пишу.

— Передай привет от меня всем твоим читателям, — попросил фонарь, — я больше не сержусь и надеюсь, что на будущий год ребята сами уберут мусор с моей площадки, а не будут ждать, пока это сделает за них гном-волшебник.

— Думаю, что так оно и будет, — ответил я, закрыл записную книжку, взмахнул крыльями и полетел на поиски новых рассказов.







Това ГЕРШКОВИЧ

Трусливая зайчиха

Звезды ярко светили в небе, круглолицая луна улыбалась доброй улыбкой. Я летал по городу и заглядывал в окна. Одна детская комната мне очень понравилась.

Това ГЕРШКОВИЧ

История льва

Это произошло поздней ночью. Я сидел в детской комнате девочки Тали, в углу, среди игрушек, и пытался сочинить рассказ.