Peskarlib.ru: Русские авторы: Алена ВАСИЛЕВИЧ

Алена ВАСИЛЕВИЧ
Бабушкины квартиранты

Добавлено: 9 марта 2008  |  Просмотров: 7444


В середине лета в маленьком бабушкином домике поселился квартирант.

Пришёл он к бабушке с походным рюкзаком за спиной и с охотничьим ружьём через плечо. На втором плече у него раскачивались длинные бамбуковые удилища. Был он худощавый, в очках, говорил мало. Пришёл утром, а к вечеру собрался на рыбалку, и за ним тянулся уже целый хвост ребят с нашей улицы.

Человек он был, видимо, добрый и щедрый, потому что к вечеру на нашей улице появился не один мальчуган-богач. Одному он подарил крючок, на который ловят щук; другому отмотал добрый кусок лески; третьему вырезал ореховое удилище. А ещё одному мальчишке пообещал подарить свою удочку из бамбука, когда будет возвращаться в город...

И ничего удивительного не было в том, что для мальчишек нашей улицы день этот стал самым праздничным за всю весну и за всё лето. Бабушкин квартирант оказался самым замечательным человеком, какой только встречался когда-нибудь нашим мальчуганам...

Однажды вернулась бабушка с базара и достала из своей бездонной корзинки пёстрого петушка.

Развязала ему крылья и лапы, перевязанные тесёмочками, и столкнула с колен на землю.

— Сегодня у нас будет славный бульон! — сказала бабушка своему квартиранту, который в это время обливался до пояса холодной водой из колодца.

— Гм... — как-то неопределённо промычал квартирант в ответ и докрасна начал растираться своим огромным мохнатым полотенцем.

Петух, почувствовав свободу, громко захлопал крыльями, воинственно притопнул ногой со шпорой и вскинул кверху задорный красный гребешок.

— Ко!

Бабушке эта воинственность не понравилась.

— Ишь ты, генерал какой выискался. Ногами ещё притопывает. Вот посмотрим, как ты у меня в чугунке притопнешь.

Петух, будто понял бабушку, опять задрал кверху голову и, сердито сверкнув рыжим глазом, коротко и тонко ответил бабуле:

— Ку-ка-ре-ку!

— А может, не стоит его в суп? Вон какой он бравый молодец, — сказал бабушке квартирант и, не дождавшись ответа, направился к себе в комнату.

Вернулся на крыльцо с куском булки и начал отщипывать кусочки.

— Петя! Петя-петушок, золотой гребешок! — подзывал он петуха, бросая на землю кусочки булки.

Петух недоверчиво оглянулся на зов и не тронулся с места.

— Петя, Петя! — звал его бабушкин квартирант и всё бросал булку.

Петух нерешительно сделал полшага вперёд, поспешно схватил один кусочек, потом второй, третий.

Он, видимо, был голоден, и голод заставил его преодолеть чувство страха. Петух хватал булку, давился, торопясь проглотить.

Бабушкин квартирант налил в пустую консервную банку воды и незаметно пододвинул её к петуху поближе. И от воды петух не отказался. Сунет клюв в банку и потом задерёт голову, глаза от удовольствия зажмурит.

— Ишь ты его: проголодался! — вздохнула бабушка и вдруг спросила квартиранта, словно извиняясь за что-то: — А на обед что же мы приготовим, раз вам так жалко этого разбойника?

— Придумаем что-нибудь, хозяюшка, придумаем. Разве можно такого красавца да под нож!..

Квартирант был в хорошем расположении духа и вдруг разговорился. Бабушка была удивлена этому больше, чем петуху, и не захотела портить настроение доброму человеку.

— Да уж с голоду как-нибудь не помрём: придумаем что-нибудь на обед. На петухе свет клином не сошёлся...

Утолив голод и жажду, петух важно промаршировал вокруг колодца и направился к раскрытому настежь окну в комнате квартиранта. Бабушкин квартирант осторожно обошёл петуха и положил на подоконник кусочек булки. Но петух уже вполне насытился и на булку никакого внимания не обратил. Однако заглянуть в комнату ему, видимо, очень хотелось. Он прошёлся взад-вперед под окном и наконец решился: растопырил пошире крылья, взмахнул ими — и взлетел на подоконник. Клюнул корочку булки и столкнул её на землю. Потопал, потопал по подоконнику и спрыгнул в комнату на пол.

— Видите, хозяюшка? Это уже мой квартирант. Я — ваш, а Петя — мой. Согласны?

— Уж больно он нахальный, ваш квартирант, — пошутила бабушка. — Без спросу и без разрешения — шасть в чужой дом, как в свой.

— Это не нахальство, — улыбнулся квартирант, — это любознательность! Надо же познакомиться с домом, где предстоит жить.

— Ку-ка-ре-ку! — грозно прокричал петух из комнаты: видимо, не понравились ему бабушкины рассуждения.

— Ой-ой, до чего страшно! — засмеялась бабушка и отправилась на кухню.

— Молодчина, Петя, будем считать, что знакомство состоялось и жаловаться на свою судьбу у нас нет причин, — сказал бабушкин квартирант.

Через час петух вёл себя уже совсем по-хозяйски: клевал бабушкину крупу и бился чуть ли не до крови с соседским петухом, важно «кококал», обходя двор. Будто и родился тут!

Загонять его на насест вечером не понадобилось, он сам повел всех бабушкиных кур в курятник. Это был даже не курятник, а маленький сарайчик, в котором ещё помещалась бабушкина коза.

На заре петух поднялся раньше всех и, заорав во всю глотку, разбудил жильцов своего дома и всех соседей. Кое-кто рассердился на такую раннюю побудку, поворчала и бабушка. Только квартирант не сердился на горластого петуха. Спрыгнул с постели, покрошил крикуну хлеба на завтрак и потихоньку, чтобы не разбудить бабушку, позвал:

— Петя! Петя! Петя-а!

Благодарный петух не заставил себя долго уговаривать, распростёр крылья, взмахнул ими — и тут же очутился на подоконнике. Поклевав крошки, он решил, что можно ещё соснуть часок: перелетел на спинку кровати, примостился поудобнее, словно на насесте, и зажмурил круглые глаза.

Бабушкин квартирант тоже заснул. Проснулся от того, что ему показалось, будто по нему кто-то расхаживает. Раскрыл глаза и удивился.

Вчерашний «бульон», как назвала бабушка петуха, преспокойно выбирал себе место на постели.

Квартирант боялся пошевелиться, чтобы не спугнуть гостя. Но петух был не из тех, кто спит подолгу. Вскоре он подхватился, вспрыгнул снова на спинку кровати, а с неё — на подоконник.

— Спой, братец Петя, — тихо попросил его квартирант.

Петух уставился на него любопытными круглыми глазами, словно спрашивая: «А ты не шутишь надо мной?»

— Спой, спой, Петя, — просьба бабушкиного квартиранта звучала искренне и без всякого подвоха.

«А почему бы и не уважить просьбу доброго человека?» — так, вероятно, подумал петух и, вытянув кверху длинную шею, пропел:

— Ку-ка... ре-ку!

Каждое утро, просыпаясь раньше всех, будил Петя своим воинственным криком жителей бабушкиного дома и соседей. Каждое утро вспрыгивал он на подоконник к бабушкиному квартиранту, съедал первый свой завтрак и дремал на новом насесте — на спинке кровати. Потом спрыгивал на кровать, досматривал последний сон в ногах бабушкиного квартиранта, пел ему обычное «ку-ка-ре-ку!» и вылетал во двор.

И так было до того дня, пока бабушкин квартирант не вышел за калитку с рюкзаком за спиною, с ружьём и с удочками.

После этого петушок несколько дней всё ходил под закрытым окном и удивлённо кого-то звал:

— Ко! Ко! Ко!

И не пел больше, бедняга, — грустил.







Алена ВАСИЛЕВИЧ

Тюлик

Шавка не сразу узнала Вову и Наташу. Как и её собственные сыновья, дети за год тоже выросли и изменились: стали высокими и худыми.

Алена ВАСИЛЕВИЧ

Братья-артисты

Их было трое. И осиротели они на третий день после того, как родились на белый свет.