Peskarlib.ru: Русские авторы: Олег БОЛТОГАЕВ

Олег БОЛТОГАЕВ
Образ Пушкина

Добавлено: 23 февраля 2008  |  Просмотров: 4486


На душе было тяжело.

Я ворочался с боку на бок и не мог заснуть.

Невесёлые думы не давали мне спать.

Ну почему он не ловит мышей?

«Он» — это наш кот Барсик. Любимое моё животное.

Я нашёл его на улице. Тогда он был маленьким рыжим

котёнком. А теперь он большой — ему уже семь месяцев.

Конечно, с одной стороны, мама права — кот должен ловить мышей. Тем более что они у нас есть. Я сам видел в кладовке большую серую мышь. Я даже залепил пластилином дырочку, в которую она юркнула. Но уже на следующий день дырочка стала ещё шире, чем была прежде. Вот и получается, что мыши у нас есть и ловить их должен Барсик. Но он их не ловит. Почему? Не знаю. Быть может по причине своего добродушия? Быть может. А возможно Барсик не ловит мышей потому, что в кладовке много всяких ящиков и нашему коту просто негде развернуться? Сначала создайте животному условия для охоты, а потом упрекайте в лени!

С другой стороны — я не понимаю маму. Ну почему она так сердится?

Почему говорит, что Барсик нам не нужен?

Да, сегодня днём она так и сказала: «Если Барсик не научится ловить мышей, то мы его выгоним!»

Я даже испугался. Как это — «выгоним»?

Прямо вот так будем выталкивать его за дверь? Ужас!

Моего Барсика, моего любимого котика, выталкивать за дверь? И что он будет делать на улице? Пойдет рыться в мусорном баке?

А как же я?! Как мне жить без Барсика?

От волнения мне стало жарко. Я отбросил в сторону одеяло. Потом снова укрылся. Нет, нужно всё-таки заснуть.

И стал считать: «Раз, два, три, четыре...».

Но сон всё не шёл и не шёл ко мне.

«Три тысячи сто, три тысячи сто один...»

Какое там самое большое число?

«Гугол», кажется, так оно называется?

А что будет, если я не смогу заснуть и досчитаю до самого гугола?

Может тогда мама простит Барсика?

«Три тысячи семьсот... Три тысячи семьсот один...»

Слева что-то зашуршало.

Я принюхался. Определённо — это была мышь. Я прижался к полу и замер, чтобы она меня не заметила. Шуршание усилилось. Теперь я увидел её маленький блестящий нос.

Моё тело напружинилось. Я был готов к прыжку. В голове билась одна мысль: «Сейчас я её поймаю!» От волнения мои усы зашевелились, а хвост задрожал.

Прыжок! Я ударил её лапой и схватил в зубы!

— Выплюнь! Какая гадость! — закричала мама.

От ужаса я проснулся. Приснится же такое! Будто бы я — кот! И ловлю мышей...

Что? Ловлю мышей? От радости я чуть не закричал. И сразу же вскочил с кровати. Ну как же я раньше не догадался! Ведь всё так просто. Так просто!

Я посмотрел на часы. Было шесть часов утра.

Так! Спокойно! Нужно всё обдумать...

Итак — сегодня воскресенье и мама с папой ещё спят. Я быстро оделся вышел в кухню.

Там я нашёл маленькую стеклянную баночку из-под рыбных консервов. Теперь мне нужен был рубль. Обычный старый советский металлический рубль. Эта монета замечательна тем, что очень устойчиво стоит на ребре. Ах, как хорошо, что я собираю старые монеты! Вот он — этот самый рубль. Юбилейный! Пушкину посвящён. Ах, знал бы Пушкин, как будет использована монета с его вдохновенным ликом!

Теперь мне нужен был хлебный мякиш.

Ну это просто — я откусил кусок батона и пожевал его.

Получился мякиш, который я крепко прилепил ко дну баночки.

После этого я прокрался в кладовку. Присел возле дырочки в мышиное царство. Осторожно установил Пушкина. Причем так, чтобы монета стояла вертикально, на ребре. А сверху на бедного Пушкина я поставил перевёрнутую вверх дном баночку. Ловушка была готова.

Мышка должна была учуять хлеб, залезть под баночку, встать вертикально, чтобы дотянуться до мякиша, при этом она непременно нарушила бы хлипкую конструкцию, Пушкин должен был упасть вместе с баночкой, а мышка оказалась бы в западне. Живая и невредимая.

Соорудив ловушку, я ушёл к себе в комнату.

Теперь нужно было только ждать.

Я взял Барсика на колени.

Никогда прежде время не тянулось так медленно. Я открыл учебник истории. Что-то там про древний Египет. Я читал текст, но ничего не мог запомнить. Все мои мысли были там, в кладовке. Уже или не уже?

Прошёл час.

Я услышал, что родители проснулись и разговаривают в своей комнате.

Нужно было проверить ловушку. Держа под мышкой Барсика, я прошёл в кладовку и сразу увидел, что баночка лежит на полу, прижав своим весом образ Пушкина.

Отлично!

Моё сердце застучало тревожно и радостно.

Я присел и присмотрелся.

Сквозь мутноватое стекло баночки я увидел нечто серенькое.

— Барсик... Смотри... — тихо прошептал я.

Барсик заинтересованно приблизил морду к баночке. Я протянул руку и потрогал ловушку. Там, внутри, произошло движение и из-под края баночки показался маленький лысый хвостик.

— Смотри, Барсик, — повторил я и слегка приподнял баночку.

Никогда бы не подумал, что наш Барсик такой ловкий! Одним движением когтистой лапы он накрыл мышку. Та громко пискнула и оказалась в зубах моего рыжего ученика.

Лёгким прыжком Барсик покинул кладовку. Но куда он побежал? Знает ли он, куда нужно бежать? Есть только один маршрут для гарантированного счастья.

Похоже, Барсик знал, куда нужно бежать.

Держа в зубах мышь и громко мяукая, он устремился к комнате моих родителей.

Через минуту я услышал изумлённый голос мамы.

— Смотрите, Барсик поймал мышку! Какой молодец!

Я убрал баночку. Взял в ладонь монетку.

Пушкин смотрел так весело, словно был рад, что помог нам с Барсиком.

«И днём, и ночью кот учёный...» — вспомнилось мне.

Затем я вышел из кладовки и, неслышно ступая, прошёл в свою комнату.

— Ты спишь? — услышал я голос мамы.

— Читаю про древний Египет, — ответил я.

— А наш Барсик поймал мышку! — радостно сказала мама.

— Видишь, а ты не верила, что он научится ловить мышей, — ответил я.

А сам сжал в руке монетку с бесценным образом Пушкина.

Кто знает, сколько раз она мне ещё понадобится?







Олег БОЛТОГАЕВ

Звонок

Он чихнул. — Будь здоров! — сказал я громко.

Олег БОЛТОГАЕВ

Одна семья

Мы опаздывали в театр, на балет. Оставалось пятнадцать минут. Троллейбусная остановка была совсем близко. Быстрей, быстрей, быстрей...