Peskarlib.ru: Русские авторы: Владимир ПИСАРЕВ

Владимир ПИСАРЕВ
Шарманка

Добавлено: 25 мая 2006  |  Просмотров: 6547


Шел солдат с войны, шел в родные края, к невесте своей. «Вот вернусь, — думает, — сразу за свадебку. И заживу счастливо». Шел-шел да заглянул на ярмарку, чтобы подарок невесте купить. Вдруг подходит к нему старик и говорит:

—Ты, я вижу, человек небогатый, но добрый. Так купи у меня шарманку и попугая.

—Шарманку и попугая? — удивился солдат. — Зачем они мне?

—Вчера умер шарманщик, — отвечает старик. — И инструмент, и попугай остались без хозяина. Купи, я ведь дорого не возьму.

—Купи, не пож-ж-жалеешь, — скрипучим голосом поддакнул попугай. — Не пож-ж-жалеешь.

Взял солдат птицу, на плечо себе посадил, на другое плечо шарманку взвалил, отдал старику последние деньги и дальше пошел.

К вечеру до моста через реку добрался. А у моста какой-то толстяк сидит, все вздыхает да охает. Увидел его солдат, поздоровался и спросил, нет ли, мол, поблизости какого-нибудь жилья, где переночевать можно.

—Можно бы и на мельнице моей переночевать, — отвечает толстяк, — меня самого оттуда выгнали.

—Если ты мельник, — удивился солдат, — то кто же тебя с собственной мельницы прогнал?

—Да черти и прогнали!

Тут мельник горестно головой покачал и добавил:

—А ведь сам виноват, все отыграться хотел! Речные черти меня в карты играть затянули. Так я деньги все проиграл, потом три бочонка пива, потом все запасы зерна и муки, потом конюшню вместе с конями, ну а потом уже и мельницу...

—Плохо дело, — отвечает солдат, — но все-таки попробую добро тебе вернуть.

И направился солдат к мельнице, что в лесочке на берегу реки стояла. Подошел, в дверь постучал.

—А тебе что надо? — спрашивают черти.

—В карты хочу сразиться, — отвечает солдат.

—А деньги у тебя есть?

—Денег нет, но зато шарманка есть, а она дороже всяких денег.

Тут он вошел, возле стола сел и инструмент завел. И полилась старая, добрая мелодия, и черти тут же замерли, глаза вытаращили — никогда до этого шарманки не слышали.

Прокрутил солдат одну мелодию, прокрутил вторую, третью, а потом и спрашивает:

—Ну как, вместо денег годится?

—Годится! — отвечают черти.

И пошла игра.

Сам главный черт взялся за карты. Как ни старается черт, а выиграть никак не может. Не поймет он, в чем дело, а дело-то в том, что попугай на плече у солдата сидит, умные советы ему на ухо нашептывает. И проиграл черт вначале деньги, потом пиво в бочонках, потом и муку, и зерно, и коней, а под конец и мельницу. Все просадил, а отыграться-то хочется! И велел он чертенятам приволочь сундучок, что в глубоком омуте под корягой спрятан.

Притащили сундучок и высыпали из него пуда два золотых монет, перстни да ордена, украшенные драгоценными камнями.

Но всего этого богатства хватило ровно на час игры. Солдат золото и прочие драгоценности в ранец уложил да снова сыграть предлагает.

Огорчился черт, до того расстроился, что один рог у него отвалился. А солдат, на страдания его глядя, пожалел его да по доброте душевной шарманку ему и отдал.

Обрадовались черти, развеселились, инструмент схватили да с мельницы прочь.

Тут и мельник-толстяк в хозяйство свое вернулся, принялся солдата благодарить, всякой снедью да пивом потчевать. А потом уговорил его на недельку-другую в гостях остаться.

—Поживи на мельнице, — говорит, — отдохни, сил наберись. «А уж сколько дичи в окрестных лесах, и говорить нечего — поохотишься на славу...

И зажил солдат у мельника. Зажил в свое удовольствие — ел да спал, да охотой пробавлялся.

И так уж получилось, что в это самое время, в эти самые места сам король пожаловал — поохотиться. Как обычно, он взял с собой свою единственную доченьку, красавицу-принцессу.

И затрубил в лесу охотничий рог. Три дня длилась королевская охота, а потом на берегу реки был устроен пир. И во время пира принцесса пожелала на лодке покататься. Вместе с ней в лодку сели два ее давнишних поклонника: граф фон Брюккен-Штуккен и лорд Бульк.

Только отплыли от берега, как вдруг вода в реке волнами пошла, и выплыли черти рогатые. Зубастые, пучеглазые, лохматые — жуть, да и только! Ухажеры принцессы мелкой дрожью затряслись, а черти лодку перевернули, принцессу схватили и неведомо куда уволокли.

А на берегу все в ужасе. Король кулачками пухленькими потрясает, требует доченьку спасти, но никто вокруг, даже его отважная стража — и та в реку полезть не решается.

И вдруг из леса, со стороны мельницы, на коне мчится солдатик. С коня соскакивает, перед королем навытяжку и рапортует:

—Прибыл на крик да шум, ваше величество! Нет ли здесь поблизости неприятеля какого?

—Да при чем тут неприятель? — гневается король. — Черти доченьку мою уволокли!

—Да как же они осмелились только? — сердится солдат. — Вот я их сейчас проучу!

Тут он опять на коня, шашку наголо и на полном скаку в реку бултых! И забурлила, закипела река, целый шторм поднялся, словно в океане.

Вот из-под воды черт выскочил, подлетел высоко-высоко и обратно плюх! Вот сразу два подлетели, а потом и целых три. А вот и конь перепуганный между волн мелькнул и снова исчез. А вот и солдатик пушечным ядром вылетел, и два черта следом — зубами в ногу ему вцепились, — и все трое обратно в реку упали.

Но наконец-то вода успокоилась, и выехал из реки молодец-удалец на коне с принцессой в руках. Мундир на нем весь в клочья изорван, сабля пополам сломана, а одного сапога и в помине нет.

Тут король к доченьке своей любимой бросился, а она бедняжка и признаков жизни не подает: бледная что полотно, не дышит совсем и глаз своих не откроет. Как ни пытались в чувство ее привести — все напрасно.

И тогда солдат за дело принялся. Усы свои подкрутил, принцессу крепко обнял и еще крепче поцеловал, так, что ее поклонники чуть от зависти не умерли, — и задышала принцесса. Тут он еще раз ее поцеловал — и сразу личико ее порозовело. Ну, а уж когда и в третий раз поцеловал, так она и глаза открыла.

А король солдатика по плечу похлопал и этак назидательно говорит:

—Вот что, удалец, ты того... особо не увлекайся. Службу сослужил оно и, слава Богу.

—Вот именно, ваше величество! — дружно поддакнули фон Брюккен-Штуккен и лорд Бульк, успевшие к тому времени выбраться из воды. — Как только он осмелился целовать вашу дочь? Неслыханная дерзость!

—Да за это в тюрьму его! — возмущенно воскликнул лорд Бульк.

—А еще лучше повесить! — выпалил фон Брюккен-Штуккен.

—А еще лучше наградить Орденом Лазурного Бантика, — подвел итог король.

Все вокруг умолкли, просто окоченели от зависти — ведь Орден Лазурного Бантика был наивысшей наградой в королевстве. И этого ордена был удостоен лишь единственный человек на свете — родной дядя короля.

Так или иначе, но через три дня в столице, в королевском замке, состоялась торжественная церемония. Сам король вручил солдату орден, выполненный в форме банта, сплошь усыпанного алмазами и сапфирами. Потом состоялись грандиозный парад и пир, причем, согласно церемонии, виновник торжества все время находился рядом с королем, по правую руку от него.

После пира, прощаясь с солдатом, король спросил его:

—Скажи честно, удалец, столь роскошный орден тебе, наверное, и не снился?

—Отчего же, ваше величество? — спокойно ответил тот. — Точно такой же орден у меня в ранце лежит, вместе с остальным золотом.

Изрядно удивившись, король велел принести ранец солдата. Открыв его, он и в самом деле обнаружил точно такой же орден.

—Это же орден, которым я наградил своего дядю! — гневно воскликнул король. — Известно ли тебе, солдатик, что мой дядя исчез в лесу при очень странных обстоятельствах? Уж не ты ли убил моего дядюшку, чтобы завладеть этой драгоценностью?

Тут он снова порылся в ранце и нашел там фамильный перстень своего дядюшки, а потом и еще один.

—Теперь все ясно! — заключил король. Как ни оправдывался солдат, как ни отпирался — все тщетно! Его тотчас заковали в цепи и отвели в тюрьму.

Утром сам король пришел допросить узника.

Однако, услышав от солдата, что тот выиграл орден и другие драгоценности в карты, причем у чертей, король решил проверить, так ли оно было на самом деле. Он тут же сел в карету, усадил рядом солдата и отправился к реке.

Вот и берег реки. Солдат позвал чертей, и вскоре из-под воды вылез однорогий черт, тот самый, которому он шарманку подарил.

—Отвечай, — обратился к черту король, — правда ли то, что солдатик Орден Лазурного Бантика от тебя получил?

—Правда, — отвечает черт.

—Так это вы, злодеи, дядю моего погубили и орден его присвоили? выпалил король.

—Ничего подобного, — отвечает черт. — Дядя ваш жив и здоров. Он в долговой яме сидит.

—В какой такой долговой яме?

—В нашей долговой яме, — спокойно отвечает черт. — Дело в том, ваше величество, что он нам и денежки проиграл, и фамильные перстни, и ордена, и еще задолжал изрядную сумму.

Тут король на минуту-другую дара речи лишился, а потом как рявкнет:

—Врешь ты все! Неужели мой дядюшка такой уж отпетый картежник, что в долговую яму попал, да еще к водяным чертям? Прикажу вот речку осушить да племя ваше поганое извести, чтобы впредь королю не дерзили!

Видит черт, что дело плохо. И решил он понапрасну с королем не препираться, и велел дядюшку его безо всякого выкупа отпустить. И вот вывели из воды старого картежника, и расплакался он на радостях, и принялся солдата благодарить.

—Если бы не ты, — говорит, — сидеть бы мне под водой до самой смерти, до конца моих дней сырой рыбой и лягушками питаться.

Что было делать королю, как не наградить солдата еще одним Орденом Лазурного Бантика? По этому случаю была устроена новая церемония, состоялся еще один парад и еще один пир.

И во время пира король — только подумайте! — предложил солдату должность тайного советника.

Приближенные короля просто не верили своим ушам. «Должность тайного советника — какому-то солдату? — с возмущением думали они. — Да он же этикета не знает!»

Но больше всех были огорчены фон Брюккен-Штуккен и лорд Бульк. Первый из них тихо плакал, а второй весь как-то надулся, выпучил глаза и засопел, как бык перед тореадором.

И тем не менее солдат стал тайным советником.

И сама принцесса пожелала обучить его придворному этикету. И так уж получилось, что во время одного из уроков ей сделалось дурно. Трудно сказать, в чем была причина, но она совершенно натурально лишилась чувств. А что было делать тайному советнику, как не прибегнуть к старому доброму лекарству? Три крепких поцелуя — и принцессе сразу же стало лучше.

Узнав о случившемся, король не на шутку забеспокоился о здоровье своей доченьки. Он немедленно позвал ее и, поговорив с ней, твердо решил, что наилучшим выходом из создавшегося положения является — что бы вы думали? — ну конечно же, ее брак с молодым, симпатичным тайным советником.

Но у недавнего солдата уже была невеста, которая дожидалась его возвращения с войны. Когда он честно сказал об этом королю, тот за словом в карман не полез:

—Я найду твоей невесте нового жениха, генерала или министра! Чем плохо?

—Но как же я могу жениться на принцессе, не будучи дворянином? спросил солдат.

—Я пожалую тебе титул герцога, — возразил король.

—Но ведь я всего лишь солдат...

—С сегодняшнего дня ты маршал! Годится?

И понял солдат, что никакие отговорки ему не помогут. На следующий день он уже примерял новенький маршальский мундир, который в сочетании с двумя Орденами Лазурного Бантика составлял весьма эффектное зрелище. Еще через день он должен был получить титул герцога, и вскоре непременно стал бы зятем короля, если бы в ход событий не вмешался уже известный нам мельник.

А дело было так. Став маршалом, солдат на пару-тройку дней отпросился у короля, чтобы съездить на речку, с мельником в карты сразиться. Взял с собой попугая, ранец с золотом, приехал к мельнику, о судьбе своей рассказал, а тот его выслушал и так рассудил:

—Если ждет тебя невеста, и если она по-прежнему мила твоему сердцу, то неужели мы выход из положения не найдем? Ты, солдатик, переоденься в простую одежду, забирай золото и попугая да иди себе домой, в родные края. Но маршальский мундир мне оставь, а я все остальное устрою.

Переоделся солдат, ранец с золотом за спину, попугая на плечо, с мельником попрощался и домой отправился. А тот маршальскую форму взял и положил ее под ракиту у самой воды.

Но вот три дня прошло. Солдат домой шагает, а король его во дворце дожидается. Ждал-ждал да рассердился, тут же в карету сел и на мельницу поехал. Приехал и спрашивает мельника:

—Скажи-ка мне, мельник, навещал ли тебя мой маршал, кавалер двух Орденов Лазурного Бантика?

—Навещал, ваше величество.

—А где же он тогда?

—Да вот пошел вечерком к реке искупаться, но так и не вернулся.

Поразмыслил король и решил на всякий случай вдоль берега пройтись. И конечно же, на маршальскую форму наткнулся. Тут он решил для верности чертей расспросить, позвал их и говорит:

—Скажите мне, черти, правда ли то, что молодой маршал в вашей реке купался?

А черти и не знают, что ответить. Но тут главный черт решил-таки наврать королю — не иначе как из вредности — и говорит:

—Истинная правда, ваше величество! Приходил сюда молодой маршал и в реке купался. Да только утонул маршал, сейчас он в омуте под корягой лежит.

—В таком случае принесите его сюда! — требует король. — Желаю видеть утопленника.

—Пожалуйста, ваше величество, — отвечает черт, — извольте получить все, что от него осталось.

Тут он вытащил какой-то скелет, с незапамятных дней лежавший в реке, и к ногам короля положил.

При виде скелета король только охнул тихонечко, глаза ладошкой прикрыл, в карету прыг и прочь умчался.

А солдат тем временем добрался до родных мест, купил большой, прекрасный дом, женился на своей возлюбленной и наконец-то зажил в мире и счастье.

Что касается мельника, то он живет по-прежнему. Только вот в карты с чертями не играет, потому что перестали черти к нему наведываться — целыми днями под берегом сидят, целыми днями шарманку слушают. Вот так-то.







Владимир ПИСАРЕВ

Золотая чашка

Когда-то давным-давно на берегу тихого лесного озера стоял замок. Хозяином замка был колдун. Вместе с ним жили два его сына и черный ворон, верный слуга колдуна.

Владимир ПИСАРЕВ

Бронзовый Щелкунчик

Жил-был король. Все бы хорошо, да больно уж воинственный был у него характер. Одна кампания следовала за другой, одна за другой возводились крепости, и все это окончательно разорило казну. Вот король и задумался, где бы раздобыть денег. Он обратился к своим советникам и министрам, но ни те, ни другие не могли предложить ничего путного — в один голос твердили, что пора прекратить бесконечные войны, а уж с этим-то король никак не мог согласиться.