Peskarlib.ru: Русские авторы: Владимир ПИСАРЕВ

Владимир ПИСАРЕВ
Фантеркок — маленький кукольник, сын прачки

Добавлено: 25 мая 2006  |  Просмотров: 5206


Я расскажу вам историю, которую сам услышал в детстве. Произошла она в одном старом-престаром королевстве, которого давно уже нет на карте Европы. Но известно, что его столицей был город Хаффенберг, а правил там в мире и благополучии король Клаус.

Так вот, на окраине Хаффенберга в крохотном домике жила прачка с сыном, мальчиком лет десяти по имени Фантеркок. Труд прачки не из легких, а заработки не велики, потому и жили они в бедности. Фантеркок был заботливым сыном, старался помогать маме, а в свободное время любил играть с друзьями в разные мальчишечьи игры. Шумной гурьбой дети часто бегали на ярмарку, где продавалась всякая всячина и было на что поглазеть. Одна лавка кукольника чего стоила. И каких только игрушек там не было, но за каждую из них требовали денег.

Правда, Фантеркок иногда сам делал кукол — вырезал их из дерева. Несмотря на свою простоту, эти самоделки нравились всем его приятелям, а еще больше — девчонкам. Случалось, он даже менял их на разные редкие вещи, такие, как старый наконечник стрелы, мушкетная пуля и другие ребячьи драгоценности.

Однажды он пошел с мамой, чтобы помочь ей отнести заказчикам выстиранное и отглаженное белье. На улице их обогнала большая серая карета, запряженная четырьмя конями, а из ее окошечка выглянула старушка. Вроде бы обычная старушка, но какой у нее был нос! Ручаюсь, что за всю свою жизнь вы такого огромного носа не видели.

—Ого, ну и носище, — тихонько сказал Фантеркок. Кто бы мог подумать, что сквозь стук колес и цоканье шестнадцати подков старушка услышит его слова. Она велела кучеру остановить коней, высунула голову из кареты и голосом, полным гнева и обиды, спросила:

—Как смеешь ты, мальчишка, лгать, будто бы у меня — какой-то носище?

—Простите его, бабушка, — ответила за Фантеркока мама, — ведь он еще маленький, он не хотел вас обидеть.

—Маленький? Так пусть же и останется маленьким навсегда!

Карета сорвалась с места и исчезла в клубах пыли. Домой они вернулись с тяжелым чувством, из головы не выходили злые слова старухи. Но жизнь шла своим чередом. Фантеркок увлекся вырезанием деревянных кукол, а мама иногда находила время, чтобы из разных лоскутков шить им наряды.

Однажды зимой, незадолго до рождественских праздников, мама заболела. Она не могла стирать и гладить белье, а ведь дома совсем не было денег. Тогда Фантеркок решил пойти на праздничную ярмарку и попытаться продать хотя бы пару игрушек, чтобы купить лекарство и что-нибудь из еды. Он взял корзину, положил туда девять самых лучших своих кукол, потеплее оделся и вышел из дома.

Уже смеркалось, на ярмарке было шумно и многолюдно, повсюду продавались праздничные подарки. И Фантеркок, подражая бывалым продавцам, звонким мальчишечьим голосом предлагал дамам и господам купить игрушки. Вначале, как он ни старался, ничего не получалось. Но вот к нему подошли молодой почтальон и его жена. Им не верилось, что мальчишка в заплатанной одежде сам делает такие занятные фигурки. «Уж не украл ли он их где-нибудь?» — подумал почтальон. Но когда Фантеркок рассказал, почему он вынужден торговать куклами, молодые супруги купили у него деревянную лошадку и всадника, бравого усача с яркой кокардой на шлеме. И представьте себе, через пару часов он все продал и радостный, возбужденный своим неожиданным успехом, побежал домой.

—Мама, мама! Смотри, сколько у нас денег!

Теперь я смогу зарабатывать, и мы заживем лучше, правда? — с этими словами он буквально влетел в дом, тут же достал из кармана и выложил на стол с полтора десятка медных монет. Мать была рада за сына. «Может, и правда, он в самом деле станет настоящим кукольником, не останется без куска хлеба?» — думала она. А Фантеркок уже начал мечтать о том, что у него будет целая мастерская с подмастерьями и, может быть, даже собственный магазин.

Утром он купил курицу, каравай свежего хлеба, кувшин молока и лекарство, а когда сварил бульон, перетопил молоко и позвал маму к столу, ей, кажется, от одной сыновней заботы уже стало лучше. Потом принялся за работу. Новых кукол тоже удалось продать, и на вырученные деньги Фантеркок купил инструменты: стамеску, пилку и сверло.

Догадка старого лекаря

Поправившись, мама уже реже бралась за стирку, но зато много времени тратила на кукольные наряды, а яркие лоскутки для их изготовления можно было дешево купить у любого портного.

Фантеркок делал самые разнообразные игрушки, но наибольшим спросом покупателей пользовались деревянные солдатики и всевозможные зверюшки на колесиках: лошадки, кошки и так далее. Постепенно он овладел искусством резьбы по дереву, научился подбирать краски и ткани для кукольных костюмов. Вместе с мамой он любил пофантазировать, придумывать что-нибудь новое, оригинальное. Они стали жить веселее, а за работой часто напевали какую-нибудь песенку.

Через пару лет Фантеркок стал известным человеком на ярмарке, и стоило ему появиться там со своей корзиной, полной игрушек, как покупатели обступали его со всех сторон.

Только вот беда: мать заметила, что Фантеркок начал горбиться, редко поднимал голову, а друзья обогнали его в росте. «Выпрямись, сыночек, говорила она, — не горбись. Смотри, какие статные гвардейцы у короля, как высоко они держат голову. Старайся, чтобы и у тебя осанка была не хуже». Но оказалось, что на спине у мальчика появился крохотный горб, который, хоть и медленно, но продолжал расти. Несколько лекарей пытались вылечить Фантеркока, но у них ничего не получилось. А один старый лекарь, спасший жизнь многим жителям города, переворошил все свои книги и предположил, что причина болезни Фантеркока — злое колдовство королевы Серой горы, против которого медицина бессильна, а избавить от него может единственный человек на свете: добрый король Густав. «Да только вся беда в том, — вздохнул лекарь, — что никто не знает, где его искать и есть ли он вообще на свете...»

Да, о короле Густаве слыхали многие. Говорили, что он и не волшебник даже, а просто человек с добрым сердцем... Вот только никто его не видел. Кто говорил, что он давным-давно умер, кто — что еще не родился, а одна старуха ведунья утверждала, что король Густав существует — и даже живет в Хаффенберге, но он... еще мальчик.

Попробуй, пойди разыщи его, этого короля Густава. Но жизнь продолжалась. И Фантеркок, как и прежде, мастерил игрушки, а мама их наряжала.

Большой успех Фантеркока

Однажды дети важного придворного чиновника, советника короля, услышали от своего слуги о маленьком мастере и его занятных куклах. В подтверждение своих слов слуга принес купленного у Фантеркока деревянного крокодильчика. Это была забавная игрушка. Потянув зеленого хищника за короткий гребенчатый хвост, можно было открыть его зубастую пасть. А если отпустить хвост, то челюсти захлопывались с такой силой, что могли колоть орехи. Дети были в восторге от такой вещицы, а слуга снискал расположение своего господина.

Вскоре к Фантеркоку пришел посыльный. Он пригласил его в дом советника и порекомендовал взять с собой только самые лучшие игрушки.

Точно в назначенное время Фантеркок пришел со своей корзиной, тщательно вытер ноги и дернул бронзовую рукоятку звонка у входной двери. Слуги впустили его, пригласили в гостиную, где предложили сесть и ожидать хозяйку.

Удобно устроившись в огромном мягком кресле, он с интересом рассматривал резную мебель, ковры и многое другое, чего никогда раньше не видел. Но вот неожиданно открылась дверь, и в гостиную вошли жена советника с дочерью. Следом за ними вбежал и сын советника, бойкий мальчуган лет четырех, который сразу же спросил: «А где игрушки?»

Фантеркок встал и поклонился.

—Здравствуй, — приветливо сказала хозяйка. — Так ты и есть тот юный кукольник? Ну что же, давай посмотрим, что ты принес.

Но дети, увидев куклы, уже начали вынимать их из корзины и ставить на стол. Они даже немного заспорили между собой, кому какая игрушка достанется. Хозяйка дома, внимательно рассмотрев каждую вещь, спросила о цене.

—Я даже не знаю, — нерешительно ответил Фантеркок, — на ярмарке мне дают за куклу однудве медные монетки...

Она от души рассмеялась и заметила, что всегда ценила скромность, но сейчас он не на ярмарке, к тому же у нее нет ни одной медяшки. С этими словами жена советника достала из кошелька и положила на стол аж целый золотой. А Фантеркок растерялся — золотую монету, целых пять крон, он видел впервые в жизни.

—Возьми. Ты заслужил, твои куклы действительно славные, — сказала она. — Но постарайся сделать для нас что-нибудь необычное. И знаешь, будет лучше, если у тебя появится другая одежда.

Зайди завтра к прислуге, тебя отведут к портному и башмачнику, а я расплачусь с ними.

На этом они расстались. Фантеркок, размахивая от радости корзиной и крепко сжимая в кулаке золотой, бежал по улицам Хаффенберга домой, к маме. Она очень обрадовалась такому солидном заработку. «Уж теперь мой сыночек точно не пропадет», — думала она.

Через несколько дней у Фантеркока появились новый костюм чистого сукна, крепкие башмаки и мягкая фетровая шляпа, надев которые, он почувствовал себя уже не мальчишкой, а настоящим мастером, признанным семьей самого советника его величества короля. Чувство успеха прибавляло силы в работе. Теперь не нужно ходить на ярмарку и продавать кукол, радуясь каждой вырученной медной монетке. У него появился заказчик, о котором можно только мечтать.

Фантеркок работал полмесяца и сделал для сына советника морского дракона, который извивался, как живой, а еще кораблик, капитана и трех матросов. Для деревянных матросов была сшита форма: красные брюки, белые куртки и шапочки, а для капитана — еще и плащ. На белых парусах судна ярко выделялись большие синие кресты. А для дочери советника Фантеркок сделал двух пупсиковшутов: девочку и мальчика. Голова, руки и ноги деревянных человечков были соединены с туловищем пружинками, незаметными под одеждой, сшитой из разноцветных кусочков блестящего, тонкого шелка. Достаточно было взять такую игрушку в руки, как она начинала размахивать руками и кланяться. Глядя на лица шутов и их суетливые движения, просто невозможно было удержаться от улыбки.

Поздно вечером Фантеркок закончил работу, а утром тщательно завернул каждую игрушку в лоскут ткани и положил в корзину. Попрощавшись с мамой, он направился к дому советника.

Вот и парадный подъезд. Стоявший у дверей слуга приветливо встретил Фантеркока и распорядился, чтобы господину советнику доложили о прибытии мастера-кукольника.

А в это время вся семья советника была занята завтраком. Лишь только-только подали горячее, как в столовую комнату бесшумно вошел лакей, приблизился к своему господину, поклонился и тихо доложил, что мастер принес заказанные игрушки. Тот спокойно ответил: «Пусть подождет, а игрушки мы посмотрим после завтрака». Лакей вышел, но дети, услышав ответ отца, в один голос принялись твердить, что они уже сыты. «Порядок есть порядок, — строго сказал советник, — и не годится из-за игрушек бросать завтрак». Но его сын, своенравный мальчишка, заупрямился, начал спорить с отцом, а в конце концов расплакался, выскочил из-за стола и убежал вниз, к Фантеркоку. Фантеркок не мог запретить ребенку рассматривать игрушки, а слуги не имели права силой вернуть мальчика за стол. И когда рассерженная мать пришла за ним, малыш уже устроил битву моряков с драконом прямо на полу, в окружении почтительно вытянувшихся слуг. Фантеркок в это время объяснял, как следует ставить паруса, если корабль пустить в плавание в озере или, скажем, в бассейне.

Жена советника хотела увести сына и сделать ему самое серьезное внушение, но, увидев его радостное, возбужденное лицо, тут же передумала. Она лишь слегка пожурила его, но при этом и приласкала, нежно обняла свое дитя. А сын пообещал, что так больше не будет. Итак, конфликт был исчерпан, слуги облегченно вздохнули, а нашего кукольника вскоре пригласили в гостиную. Хозяин дома вместе с женой и детьми внимательно рассмотрел игрушки, похвалил мастера и наградил его десятью кронами золотом. Кроме того, господин советник высказал мысль, что если бы все подданные его величества короля Клауса были столь добросовестны в своем труде, то его королевству во всем мире не было бы равных. Конечно, это была всего лишь шутка, но слышать ее было приятно.

После этого случая прошло почти три года. Фантеркок уже не раз бывал в доме господина советника и стал желанным посетителем.

Господин придворный кукольник

Однажды шестилетний принц побывал в доме советника и увидел там множество занятных игрушек. Они ему так понравились, что он даже пожаловался отцу, что у него, принца, таких нет, а в доме советника — полным-полно. Король Клаус успокоил сына и пообещал, что восстановит справедливость. Он тотчас вызвал советника и расспросил его о мастере, который делает столь забавные и оригинальные вещицы. Потом король немного подумал и отметил, что в замке есть и придворный портной, и придворный пекарь, и лекарь, а вот придворного кукольника нет. «Не следует ли исправить этот недостаток?» — спросил он советника. Тот, конечно же, выразил свое восхищение мудростью короля, которая проявила себя и в решении этого важного вопроса. Лично от себя он поручился за Фантеркока и заверил короля, что этот молодой человек достоин столь высокого назначения.

Вскоре Фантеркок был вызван к очень-очень важному чиновнику, самому начальнику королевской канцелярии, который объявил ему, что с этого дня он назначается на должность придворного кукольника с жалованьем, которое просто не укладывалось в голове юного мастера: аж полторы тысячи крон золотом в год. Но Фантеркок был строго предупрежден о том, что отныне не имеет права продавать или дарить кому-либо сделанные игрушки. Все до единой он обязан сдавать господину Крюгеру, управляющему хозяйством, потому что теперь эти куклы будут являться собственностью его величества короля.

На следующий день Фантеркок явился к своему непосредственному начальнику, раздражительному, крикливому и толстому-претолстому господину Крюгеру. К счастью, Крюгер был в хорошем настроении, поэтому встретил его приветливо, познакомил с трудившимися в замке мастеровыми людьми, дал массу разных советов и наставлений.

Вскоре Фантеркок и его мама перебрались в новый дом и принялись за работу в прекрасной мастерской, о которой можно было только мечтать. Древесину для игрушек Фантеркок теперь выбирал на складе, в хозяйстве господина Крюгера. Если же там не оказывалось материала нужного качества, то господину придворному кукольнику достаточно было лишь ткнуть пальцем в подходящее дерево в лесу, а дворцовые лесорубы мигом рубили дерево и распиливали его на части, причем именно так, как требовал Фантеркок. Вот каким важным человеком он стал!

Уже через десять дней он принес управляющему шесть ярко раскрашенных птиц, сделанных из тонких кленовых пластинок. Эти игрушки были устроены таким образом, что могли долго кружить в воздухе, если пустить их в полет с какого-нибудь возвышения.

Когда кленовые птицы попали в руки детей короля, они тут же принялись пускать их из окон дворца. Птицы летали над дворцовой площадью, приземляясь то на камни мостовой, то на крыши домов, а одна из них, поднятая восходящим потоком воздуха, долго парила над замком, а потом даже перелетела через крепостную стену. Лишь после долгих поисков ее нашли в ветвях старого дерева. Ох, и пришлось же побегать дворцовой страже за этими птицами, чтобы принц и принцесса могли вволю развлечься.

А в это самое время король Клаус совещался со своими приближенными по очень важным государственным делам. Отвлеченный шумом, он спросил, что за суета творится в замке, и почему слуги лазают по деревьям и крышам. Узнав в чем дело, он закрыл заседание и пошел к детям. Ему было приятно наблюдать веселую игру с птицами, и, хотя сам он давно вышел из детского возраста, все же не удержался и запустил одну из них, да так удачно, что она долго-долго летала над дворцом. «Да, не зря я учредил должность придворного кукольника», — подумал король. Так он еще раз убедился в своей мудрости и правильности принимаемых решений.

А Фантеркок уже трудился над другими игрушками. Работал он с большим желанием, увлеченно, иногда даже ночью брался за инструменты, если в голову приходила какая-нибудь новая идея.

Всего лишь за год он сделал для принца и принцессы целую коллекцию занятных безделушек, и, несмотря на свой возраст, стал уважаемым человеком в замке. Однажды он задумал сделать к дню рождения принцессы несколько пляшущих человечков. Подходящего материала на складе не оказалось, поэтому рано утром Фантеркок отправился в лес.

Долго бродил он по лесу, а к полудню обнаружил в чащобе родник. И очень кстати, так как день был жаркий и наш господин придворный кукольник изрядно устал. Он решил немного отдохнуть, а заодно и пообедать взятыми из дома бутербродами. Прекрасным дополнением к ним были и вкусная, чистая родниковая вода, и черника, заросли которой окружали родник со всех сторон.

Но стоило ему прикоснуться губами к воде, как где-то рядом послышался негромкий женский голос. Подняв голову, Фантеркок увидел лесную фею. Она спрашивала, что привело его сюда, в эту чащобу. Когда он рассказал о цели своего хождения по лесу, фея вдруг спросила, отчего он так горбится, не болен ли. Фантеркок рассказал о встрече с длинноносой старухой, ехавшей в серой карете, и фея подтвердила, что эта старуха в самом деле колдунья, известная как королева Серой горы, и теперь вряд ли кто-нибудь сможет расколдовать Фантеркока.

Фее было жаль юного мастера, поэтому она решила хоть чем-то помочь ему и отвела Фантеркока к засохшему, но крепкому дубу. «Это волшебное дерево, — сказала она. — Сделанные из него игрушки оживут, если тебе будет грозить опасность. Они защитят тебя и помогут в беде».

С этими словами фея исчезла, словно растворилась в воздухе. А он все же съел свои бутерброды и пошел домой, стараясь хорошо запомнить дорогу. Но утром снова отправился в лес, чтобы отпилить от дерева лишь один сук, которого хватило бы примерно на два десятка кукол. Когда в мастерской Фантеркок очистил древесину от коры и стал распиливать на заготовки, он убедился в ее высоком качестве, так что заранее был уверен в том, что игрушки будут прочными и изящными.

Работа спорилась. Уже через несколько дней были готовы пять пляшущих человечков в нарядных костюмах и клоун. Управляющий похвалил мастера. Скоро во дворце состоялся живописнейший бал. Нашего мастера не было на празднике, его не пригласили, зато его куклы были там, причем на самом видном месте, рядом с принцессой.

Знакомство с детьми короля, и что из этого вышло

Через несколько дней после бала управляющий зашел к Фантеркоку, который в это время маленьким рубаночком обрабатывал заготовки. Увидев своего начальника, Фантеркок прекратил работу и поклонился. А тот, как-то странно улыбаясь, оглядел все вокруг и неожиданно сказал: «Знаешь что, малыш, мне нужна хорошая, занятная игрушка, наподобие вот этой лошадки. Она просто прелесть, просто прелесть, хе-хе... Видишь ли, неделю назад я купил новый, прекрасный особняк. И хочу украсить гостиную какой-нибудь занятной деревянной безделицей. Я думаю, ты не против того, чтобы в моем доме была одна из твоих игрушек...» Фантеркок вежливо ответил, что и так обязан все игрушки отдавать ему, Крюгеру, но все они — собственность короля, и только король может разрешить управляющему взять деревянную лошадку домой. Тогда, изобразив на лице удивление, Крюгер напомнил Фантеркоку, что его судьба во многом зависит от добрых отношений с начальством и мастеру лучше не спорить с управляющим. А Фантеркок ответил, что вовсе и не спорит, но твердо знает, что игрушки принадлежат его величеству королю Клаусу, об этом ясно сказал сам начальник королевской канцелярии. «Ну хорошо, хорошо, дорогой мой Фантеркок! Теперь я убедился в том, что ты точно знаешь свои обязанности и строго их выполняешь. Я ведь только хотел проверить тебя. Да, именно — проверить», — угрюмо заключил Крюгер и скроил на своем лице подобие улыбки, хотя было видно, с каким трудом он скрывает раздражение. Тут он повернулся на каблуках, мгновение постоял спиной к Фантеркоку и быстрыми шагами вышел из мастерской.

После разговора с Крюгером работа не ладилась, рубанок шел неровно, а в руках не было прежней уверенности. А все потому, что на душе было беспокойно. Среди мастеров управляющий пользовался дурной славой. Фантеркок не раз слышал, что если уж Крюгер разозлится на кого-нибудь, то рано или поздно найдет способ навредить человеку — такой уж он был злопамятный.

Однажды принцу и принцессе захотелось посмотреть, как работает придворный кукольник. Ведь интересно узнать, как из безжизненных деревяшек получаются пляшущие человечки, прыгающие лягушки и скачущие лошадки. Вскоре маленькая карета, запряженная парой белых пони, отвезла детей короля к дому придворного кукольника. Для Фантеркока и его мамы визит столь высоких особ был огромной неожиданностью, они даже растерялись, не зная, что и предложить гостям. А дети с интересом осматривали мастерскую и задавали юному мастеру столько вопросов, что он не успевал отвечать. Кроме того, принц попросил его сделать целый взвод солдатиков и четыре маленькие пушечки, а принцесса — игрушечный дворец с мебелью, да так, чтобы можно было переставлять мебель и передвигать человечков, обитателей дворца. Фантеркок пообещал все это обязательно исполнить, а гости попрощались, сказали, что приедут еще раз, сели в карету и уехали.

И действительно, через несколько дней они снова навестили Фантеркока, потом — еще и еще раз. Им нравилось бывать в доме кукольника, хотя королева не одобряла этих визитов. Она считала, что членам королевской фамилии не пристало бывать в гостях у простолюдина да еще проводить время среди верстаков и тому подобных предметов. Но ее терпению пришел конец, когда принц попробовал сам распилить деревянный брусочек и поцарапал палец на левой руке. Она сочла поведение мастера дерзким: мало того, что он вовлекает детей в недостойные занятия, так еще и сделает их калеками.

—А вдруг мой сын не просто поцарапал бы пальчик, — рассуждала она, но и вовсе его отпилил? Ведь все могло случиться!

Она немедленно вызвала управляющего и потребовала, чтобы он вразумил кукольника, а если сочтет необходимым, то и наказал его.

Крюгер, конечно же, воспользовался этим случаем, чтобы припомнить Фантеркоку историю с деревянной лошадкой, и приказал высечь его розгами, да еще на неделю посадить на гауптвахту. А королеве с удовольствием доложил, что горбатый уродец примерно наказан и впредь ему будет неповадно. Весь остаток дня Крюгер был в прекрасном настроении: во-первых, он угодил королеве, а во-вторых, отомстил упрямому мастеру. Честно говоря, солдаты дворцовой охраны, которым было приказано высечь Фантеркока, лишь делали вид, что бьют его. Они от души жалели доброго парня, к тому же страшно не любили этого противного господина Крюгера. Тем не менее Фантеркок не мог смириться с унижением и несправедливостью и, отбыв на гауптвахте назначенную Крюгером неделю, решил вернуться с мамой на окраину города, в родную лачугу.

Ночные происшествия во дворце

А во дворце стали происходить странные вещи. Однажды ночью охране, совершавшей обход здания, послышалось, будто бы в одном из залов тихо, но звонко, отчетливо цокают копыта лошади. Было слышно, что лошадь то скачет рысью, то переходит в галоп. Стараясь не шуметь, солдаты приблизились к закрытым дверям. Сквозь толстую дубовую дверь доносились какие-то тоненькие голоса и тихое ржание коня. Бравые гвардейцы были не робкого десятка, но тут им стало не по себе. Однако делать нечего, надо же было узнать, что там происходит. Перекрестившись, они потихоньку открыли дверь и осторожно вошли в зал — и никого там не нашли... Окна были плотно закрыты, на диване сидели четыре деревянные куклы, а рядом с камином стояла маленькая игрушечная лошадка. «Господи, не иначе как нечистая сила», — рассудили гвардейцы, быстренько вышли, а дверь закрыли на замок. С нечистой силой лучше не связываться, поэтому они даже не стали говорить об этом случае своему капитану, хотя и были обязаны докладывать обо всех происшествиях.

Теперь почти каждую ночь обитатели замка слышали странные тоненькие голоса, и прислуга решила, что во дворце завелись домовые. А однажды произошло нечто и вовсе немыслимое: поднявшись утром с постели, королева увидела на двери спальной комнаты неровную надпись: «Королева — злая и жестокая». Боже, если бы вы видели ее! Порывы гнева сменялись потоками слез, в общем, ей было очень-очень плохо. Придворный лекарь прописал королеве полный покой и валериановые капли, хотя пользы от такого лечения было мало.

Жандармы тщательно изучили надпись и пришли к выводу, что она сделана ребенком, причем с помощью обычного уголька из печи или камина. Но детей, кроме принца и принцессы, во дворце не было, поэтому тайна преступления так и не была раскрыта, а начальник жандармерии получил от его величества короля большой нагоняй.

Не успела королева оправиться от нервного потрясения, как через несколько дней, незадолго до рассвета, точно такая же надпись была обнаружена охраной прямо на большом зеркале в бальном зале дворца. Жандармы обыскали буквально каждый закуток, все кладовки, гардеробы, кухню и другие помещения, но опять никого не нашли. Тогда начальник жандармерии решил лично все осмотреть. И представьте себе, старый, опытный служака обратил внимание на одну, вроде бы пустяковую, вещь: рядом с зеркалом сидел маленький деревянный клоун, а на его ярком шелковом костюмчике были отчетливо заметны пылинки золы. И пальчики правой руки, эти крохотные розовые пальчики, испачканы углем. До начальника жандармерии, конечно, уже не раз доходили разговоры прислуги о странных тоненьких голосах, раздающихся по ночам во дворце, но сейчас все это обретало совершенно новый смысл. «Неужели эта надпись — дело рук куклы?» — подумал он. К тому же ему показалось, что клоун смотрит на него живыми глазами. Представьте себе, маленькими, но совершенно живыми глазами! О Боже, страх сковал старого сыщика. Взять игрушку в руки он побоялся. Тогда он позвал из коридора первого попавшегося жандарма и тихо-тихо прошептал ему: «Вот что, приятель, возьми-ка ты этого клоуна и брось в камин, а мы посмотрим, что из этого получится». Ничего не подозревавший служака, удивленный таким приказом, подкрутил свои огромные усы, пожал плечами, взял клоуна в свою широченную ладонь и бросил в камин, где с вечера тлели угли. Но тут произошло такое, что жандарм подпрыгнул чуть не до потолка, а у его начальника ноги затряслись мелкой дрожью: упав в камин, маленький человечек тут же вскочил на ноги, а затем, перепрыгивая через горячие головешки, добежал до задней стенки камина и стал карабкаться вверх по дымоходу.

—Сюда! Все — ко мне! — срывающимся голосом кричал начальник жандармерии.

Прибежавшие солдаты не сразу поняли, что здесь произошло, но когда попытались достать убежавшую игрушку, было уже поздно. Из дымохода слышался веселый голос клоуна. Он на ходу сочинял и звонко читал стихи-дразнилки:

Вы за королеву злую,

Что не спит в постели,

Деревяшечку живую

Сжечь дотла хотели.

Но я спасся от огня,

Дяденьки усатые.

Не достанете меня,

Черти полосатые.

—Рано радуется, — проворчал главный жандарм. — Из дымохода он может выбраться только на крышу. Вот там-то пуля его и достанет!

Дворец окружили поднятые по тревоге стрелки лейб-гвардии, а вскоре в вышине, на самом гребне крыши, показалась крохотная фигурка клоуна, трудно различимая в утреннем полумраке. Началась стрельба из мушкетов. Сквозь грохот выстрелов слышались лязг спусковых механизмов, звон шомполов и отрывистые команды: «Зар-ряжай! Прицел р-ровнее! Пли!» Стремительно летели вверх пули, а вниз — осколки вдребезги разбитой черепицы. Но, когда пальба прекратилась и пороховой дым рассеялся, найти клоуна так и не смогли, он исчез...

А днем прислуга обнаружила пропажу еще нескольких кукол. Как вы уже догадались, это были куклы, сделанные из древесины волшебного дуба. Спасаясь от расправы, они сбежали из замка.

Уже через час после этого Фантеркок был арестован и заточен в камеру для самых опасных преступников, расположенную в высокой башне. Вход в башню охраняли жандармы. В камере было единственное узенькое окошечко, но и в нем — решетка. Наш юный мастер не выдал секрет волшебного дерева, и никто не мог доказать его вину во всей этой истории. Тем не менее, участь Фантеркока была ужасна, он понимал, что из башни его уже никогда не выпустят.

Фантеркок отправляется на поиски колдуньи

Однажды ночью, когда над городом гремела гроза и лил ливень, Фантеркок проснулся от осторожного стука в дверь камеры и увидел торчавшую из-под нее металлическую пилку. Перепилив замок, он открыл дверь. На ступенях лестницы стояли солдатики, клоун и другие куклы, сбежавшие из дворца. Они принесли длинную, крепкую веревку. Перепилив и оконную решетку, Фантеркок прижал к себе своих маленьких спасителей и выбрался из башни. Больше всего на свете ему хотелось побежать домой, к маме, но он понимал, что там его сразу найдут. И он поспешил в сторону леса, чтобы спрятаться от жандармов.

Наконец-то он углубился в темный, мокрый лес. К утру дождь кончился. Утомленный и мокрый до нитки, Фантеркок наконец решил немного отдохнуть, устроившись у основания могучей ели. Пока он спал, игрушки собрали ягоды черники, малины и земляники, чтобы он хоть немного подкрепился. Вот такие заботливые были у него друзья!

Наш юный кукольник сразу и не подумал, как долго ему придется прятаться в лесу. Возвращаться домой было нельзя — это означало неизбежный арест и тюрьму. А выйти из леса и жить под чужим именем тоже опасно больно уж приметная была у него фигура. Вот так и получилось, что он прожил в лесу почти шесть лет. И находился бы там еще неизвестно сколько, если бы снова не встретил уже знакомую фею.

Узнав о том, что с ним случилось, она только вздохнула.

—Едва ли я смогу тебе помочь, — печально сказала она. — Вот если бы удалось освободить тебя от заклятия королевы Серой горы... Но только кому это по силам? Ведь она боится лишь одного человека на свете: доброго короля Густава. Правда, никто никогда его не видел, никто даже не знает, где его владения. Да и вообще, может быть, такого короля и нет на белом свете, а разговоры о нем — просто вымысел.

—А если мне самому попытаться найти колдунью? — спросил Фантеркок.

—Вряд ли ты добьешься своего, даже если найдешь ее, — ответила фея. — Кроме того, попасть в ее владения не просто. Дорога туда пролегает через Синий лес, Черное болото и тайный лабиринт, полный опасностей.

Но Фантеркок все же решил добраться до колдуньи и попросил фею приглядеть за игрушками.

Он взял с собой только клоуна, чтобы веселее было в пути. А фея на прощание подарила ему маленький мешочек с волшебными ягодами облепихи. Съев одну ягодку, можно было на несколько минут стать невидимым.

Прощаясь с куклами, Фантеркок поцеловал и приласкал каждую из них. Грустно было расставаться со своими маленькими спасителями. А они молчали, как и положено деревянным игрушкам, ведь именно сейчас Фантеркоку не грозила беда, он не нуждался в помощи и защите. Только крокодильчик чуть-чуть скривил свою зубастую мордочку и грустно посмотрел глазами-бусинками. А у стройной танцовщицы, одетой в пестрый восточный наряд, на щеках блеснули две крохотные слезинки. Остальные куклы стойко перенесли расставание, хотя очень беспокоились за Фантеркока, большинство из них считали его своим отцом, а некоторые старшим братом. Фантеркок попрощался с феей, еще раз улыбнулся оставшимся с ней игрушкам и направился в сторону Синего леса.

Что значит проявить заботу о живом существе

Долго брел Фантеркок по дебрям Синего леса. Все сильнее чувствовался тяжелый запах болотной воды. Гнилой валежник крошился под ногами, впереди слышалось громкое, разноголосое кваканье лягушек. «Наверное, это Черное болото», — подумал он. Как и где искать вход в лабиринт, он не знал, но продолжал идти вперед. Несколько раз он проваливался в болотную жижу и всерьез подумал, что не выберется из трясины.

Вдруг ему показалось, будто за пазухой, где лежал клоун, раздается редкое, тихое кваканье. Он достал своего маленького попутчика и с удивлением обнаружил, что в кармашке его шутовского костюмчика кто-то действительно квакает. Оказалось, там была крохотная деревянная лягушечка. Она-то и подала голос, опасаясь, что ее папа утонет в Черном болоте, — она считала себя доченькой Фантеркока.

Лягушечка спрыгнула с руки своего «папочки» на ближайшую кочку и принялась громко квакать, насколько позволяло ее маленькое горлышко. Скоро вокруг нее собралось много болотных лягушек, и у них, судя по всему, завязалась очень интересная беседа. Правда, Фантеркок ничего не понял из их разговора, так как не знал лягушачьего языка. Наговорившись со своими подружками, «доченька» узнала много полезного.

Дальше идти было нельзя — сплошная топь. Чтобы добраться до входа в лабиринт, нужно вернуться назад и пройти вдоль болотного ручья. Кроме того, лягушки рассказали, что вход в лабиринт стережет Рыжая ведьма. Впрочем, она не такая уж и злая, постоянно чихает и кашляет, к тому же все время жалуется, что лишена приятного общества, даже пошутить не с кем.

Делать нечего, пришлось возвращаться назад. В конце концов, Фантеркок пришел к небольшому островку, окруженному густыми зарослями камыша. Несколько оживляя унылый болотный пейзаж, там росли осины и две маленькие березки. Пробираясь через камыши, Фантеркок услышал чиханье и кашель Рыжей ведьмы, а вскоре и увидел ее. Сухая, скрюченная фигурка примостилась на пеньке у самой воды. Давно не знавшие гребня огненно-рыжие волосы спутались и свисали до земли. Конечно, ведьма давно почуяла приближение путника, но как ни в чем не бывало продолжала что-то бормотать себе под нос... Фантеркок остановился, не решаясь идти дальше. А старуха изобразила улыбку и, стараясь быть поласковее, позвала:

—Иди сюда, не бойся. Здесь сухо. Я угощу тебя клюковкой, ее тут вон сколько.

Нашему кукольнику не нужна была клюква, но он принял приглашение, поприветствовал хозяйку острова и справился о здоровье. Предложив гостю присаживаться на лежавшее рядом бревно, ведьма посетовала на частые простуды, сырость местного климата и скуку болотной жизни. Тем временем Фантеркок снял башмаки, вылил из них набравшуюся воду и поставил рядом, чтобы они хотя бы чуточку просушились. А она с интересом рассматривала обувь, ведь сама-то была совершенно босая. Узнав, что он ищет вход в лабиринт, она сразу предупредила, что пропустит туда только с разрешения королевы Серой горы, а ему пока придется побыть здесь, на острове.

Потом она то ли от скуки, то ли из обычного женского любопытства принялась расспрашивать Фантеркока о его жизни: кто он, откуда и так далее. Узнав, что он — мастер-кукольник, она тут же заинтересовалась, что это означает, ведь кукол она никогда в жизни не видела. Но недаром говорят, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Фантеркок достал из-за пазухи клоуна, а тот принялся веселить старуху.

Он ходил колесом, прыгал и квакал, как лягушка, кричал петухом, лаял собакой на все лады, проделывал разные фокусы. Уж я и не говорю, какие гримасы он при этом корчил. Будучи истинным поэтом, деревянный человечек не мог ограничиться таким представлением. Он явно был, что называется, в ударе, четверостишия сыпались одно за другим:

Здравствуй, милый уголок!

В сырости такой

Я до ниточки промок,

Но пока — живой.

Здесь не лужа и не речка.

А трясины каша.

В общем, этого местечка

Нет на свете краше.

Находясь на острове, он не мог обойти стороной такие «достопримечательности», как сплошной комариный рой и оглушительный хор лягушек:

Нет здесь дома, клумбы, грядки,

Кур, овечек и коров.

Но зато у нас в достатке

Тучи, тучи комаров.

То не барабаны бьют,

Не грохочут пушки.

Так на острове поют,

Квакают лягушки.

Потом клоун несколько раз прошелся колесом и, стоя на руках вверх ногами, внимательно посмотрел на ведьму, после чего выдал:

Как на Черном на болоте

Рыжая красавица.

Эта мне красавица

Очень-очень нравится!

—Вот ведь маленький, а смышленый-то какой, — растаяла старуха.

Фантеркок не поленился и сделал для хозяйки острова скамеечку, даже украсил ее резьбой. Усевшись на скамью, ведьма почувствовала себя значительно лучше, стала реже чихать и кашлять. К вечеру он вырезал из осиновых поленьев два башмака. Рыжей ведьме они пришлись как раз впору, и, надев их и притопнув ногой, она едва не прослезилась от радости. Еще один день ушел на строительство домика, который Фантеркок соорудил из связок камыша. Поселившись в нем, старуха впервые по-настоящему заулыбалась. За долгие годы никто не проявил такой заботы о ней, и, махнув на службу рукой, она отвела Фантеркока к узенькому колодцу, где и был вход в лабиринт. Кроме того, она рассказала много интересного о владениях королевы Серой горы.

Во-первых, она предупредила Фантеркока о том, что лабиринт таит в себе множество ловушек, но для того, чтобы избежать их, нужно всегда идти именно туда, где страшнее. А если испугаешься и свернешь в сторону, то пропадешь, так и останешься под землей. Во-вторых, он узнал, что владения королевы представляют собой заколдованный край, населенный призраками. Там постоянно моросит дождь, небо затянуто мглой, днем не видно солнца, а ночью — луны и звезд. В королевстве множество скал и ущелий, а также всевозможных пещер, соединенных подземными проходами, по которым днем и ночью ходят призраки и смотрят, чтобы никто не нарушал покой их повелительницы. На вершине самой большой скалы — замок, сложенный из серых каменных глыб. По ночам призраки устраивают королеве праздник. Всю ночь они водят хороводы вокруг ее трона и поют песни, больше похожие на вой зимней бури, а она при этом сидит, словно каменная статуя.

А еще королева мнит себя первой красавицей на белом свете. Именно поэтому в ее владениях запрещены зеркала. В прежние времена она объездила весь мир, заказывала зеркала в лучших мастерских, но ведь требовалось такое, в котором она могла бы видеть отражение первой красавицы, а не старухи с длинным носом. Увы, даже самые лучшие мастера не могли выполнить такой заказ, поэтому ради своего душевного спокойствия ей пришлось просто-напросто запретить зеркала...

Тайный лабиринт и его обитатели

Спустившись до самого колодца, Фантеркок оказался в начале подземного коридора, стены которого были сложены из камней, а кое-где из старых бревен. Местами древесина начала гнить, а, как известно, гнилушки светятся в темноте, что позволяло видеть близко расположенные предметы. Через несколько часов он дошел до первого разветвления коридора и в подземной тишине услышал неясные шипящие звуки. Они раздавались из низенькой, узкой галереи, ведущей влево. Вскоре оттуда стали выползать огромные гадюки. Сплетаясь в клубки, подползая все ближе и ближе, они представляли жуткое и мерзкое зрелище. Честно говоря, Фантеркок здорово испугался. Можно было убежать в другую галерею, но он вовремя вспомнил наставления Рыжей ведьмы и остался на месте. С трудом преодолевая страх и отвращение, стараясь не наступать на извивающихся чешуйчатых тварей, Фантеркок потихоньку двинулся в левую галерею, а гадюки, к его удивлению, расползлись по своим норам.

Через некоторое время он оказался в небольшом зале, в центре которого стоял стол, накрытый обветшалой, наполовину истлевшей скатертью. На столе стояли старинные кубки и два серебряных кувшина. А вокруг, на полу, лежало несколько человеческих тел, основательно изъеденных крысами, которых здесь было очень много. При появлении Фантеркока крысы стали носиться по полу, сталкиваясь друг с другом и издавая противный писк. В зале было два выхода. К одному из них можно было пройти вдоль стены, а вот к другому идти было страшновато, так как при этом пришлось бы перешагнуть через трех покойников. Но наш отважный кукольник уже твердо решил пойти вперед, через зал. Когда он хотел, было перешагнуть через первого мертвеца, одетого в роскошный, расшитый золотом камзол, тот неожиданно чихнул и недовольно проворчал: «Дьявол! Опять пыль в нос попала!» У Фантеркока от страха ноги подкосились, и он случайно наступил обитателю подземелья на ногу, а точнее, на истлевшие кости, оставшиеся от ноги. Кости рассыпались в прах, а покойник жалобно застонал и начал медленно подниматься с пола. Зашевелились и остальные, даже совершенно изъеденный крысами карлик, от которого, кроме скелета, почти ничего не уцелело. Но Фантеркок, перепрыгивая через поднимающихся мертвецов, быстро добежал до выхода из зала. А они немного побранили его вслед за доставленное беспокойство и снова повалились на пол. Не мог угомониться только пострадавший покойник, ведь Фантеркок полностью лишил его левой ноги. Выхватив из ножен кинжал, он хрипло крикнул:

—Браун, одолжи мне костыль! Я должен проучить наглого парня!

При этом другой мертвец, огромный одноногий толстяк в потертом военном мундире и треуголке, приподнялся с пола и швырнул своему приятелю костыль.

—Смотри, Саймон, как бы этот мальчишка не отшиб тебе и вторую ногу, а-ха-ха-ха! А я вот уже почти двести лет без ноги, — проворчал он, прислонился головой к ножке стола и затих.

С кинжалом, зажатым в изгрызенной крысами руке, опираясь на костыль, хрипло выкрикивая угрозы и проклятия, обиженный покойник медленно ковылял за Фантеркоком, а тот, спотыкаясь в темноте, со всех ног побежал дальше.

Вскоре он поравнялся с большим проломом в правой стене коридора. В его глубине светились две яркие красные точки, это были глаза огромного паука-людоеда. Чтобы преодолеть этот участок пути, нужно было пробраться через гигантскую паутину. Приблизившись к паутине, Фантеркок увидел на ней мертвые человеческие тела, а внизу, на полу, — целые груды костей, сломанную шпагу и два тронутых ржавчиной пистолета. Видимо, побывавшие здесь путники пытались защититься от паука, но не смогли одолеть это чудовище, покрытое ярко-зеленым панцирем, из которого торчали длинные, острые колючки.

Пройдя через змеиную галерею и зал с мертвецами, Фантеркок убедился, что нужно лишь преодолеть страх, чтобы миновать очередную опасность. Однако все оказалось не так просто. Затаив дыхание, он потихоньку приближался к паутине. Когда до нее осталось десять-пятнадцать шагов, паук начал медленно перемещаться по толстым, липким нитям своей сети, при этом в подземной тишине его панцирь издавал леденящий душу скрип. Фантеркок остановился, ноги слабели от страха и усталости. А чудовище, все так же медленно перебирая колючими лапами, поднялось до потолка коридора и остановилось как раз над той его частью, где можно было пробраться через паутину. Все: паук неподвижно повис, ожидая очередную жертву. Что было делать? Идти на верную смерть? Прислонившись к стене, Фантеркок попытался сообразить, как преодолеть очередное препятствие. Вдруг он услышал злобную ругань ковылявшего вслед за ним покойника.

—Наглый мальчишка! Ты посмел наступить на ногу старому Саймону. Да ты хоть знаешь, кто я таков? Я Саймон — медный кулак! Капитаны кораблей в Южной Атлантике трепетали, услышав мое имя, а ее величество королева Англии назначила приз в сто тысяч фунтов стерлингов за мою голову, бранился старый пират.

И тут Фантеркок наконец вспомнил о волшебных ягодах, достал одну из них, съел и тут же пропал. А вот и мертвец показался из-за поворота. Продолжая ругаться, он проковылял мимо, и вдруг изпод потолка на него стремительно прыгнул паук, мгновенно свалил на пол, опутал свежей пахучей нитью и поволок в свою нору.

Улучив момент, Фантеркок со всех ног бросился вперед и юркнул между липкими нитями паутины. Добежав до ближайшего поворота, он остановился, чтобы немного отдышаться после столь жуткого испытания. Мокрая одежда прилипла к телу, а сердце, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. Но вдруг неизвестно откуда взявшийся ветерок принес немного свежего воздуха. Какое же это чудо — обыкновенный свежий воздух, особенно после душной, затхлой атмосферы подземелья. Но только откуда он взялся? Внимательно присмотревшись, Фантеркок увидел в конце коридора тусклые блики света и какие-то мокрые ступени. «Неужели выход из лабиринта?» — подумал он.

Удивительное превращение колдуньи

Да, это была лестница, неровные каменные ступени которой вели вверх, это был выход из лабиринта, это были владения королевы Серой горы. Фантеркок поднялся по лестнице и оказался в небольшой пещере. Выглянув наружу, он осмотрелся и был невольно поражен открывшимся перед ним пейзажем. В бескрайнем пространстве сплошь и рядом громоздились голые скалы, а на самой большой из них стоял серый замок с высокими зубчатыми стенами, подъемным мостом и множеством башен. Казалось, он упирался в само небо, такое же угрюмое и серое. В полнейшей тишине, не переставая, шел мелкий, холодный дождь.

Фантеркок решил немного отдохнуть и прикорнул в углу пещеры, но вскоре его разбудили странные звуки — то ли тихий плач, то ли стоны... Натерпевшись страха в лабиринте, он на всякий случай съел ягодку облепихи, чтобы стать невидимым, и вовремя: из темного разлома в пещеру вошли два призрака. Серые лица обитателей заколдованного королевства казались безжизненными, и, что особенно любопытно, их большие, плоские глаза были лишены зрачков.

Осмотрев все вокруг и убедившись в том, что и здесь никто не нарушает покой ее величества, они двинулись дальше, а Фантеркок за ними. Пройдя по подземельям, он увидел много интересного. В некоторых пещерах протекали бурные потоки воды, а в одной из них был водопад, давший начало реке, дно и берега которой были сплошь усыпаны золотыми самородками. Часто встречались россыпи драгоценных камней, причем некоторые алмазы и изумруды были столь велики, что Фантеркок не мог оторвать их от земли.

Однажды ему встретилось спиленное дерево, каким-то образом оказавшееся под землей. Руки мастера соскучились по работе, и во время небольшого привала он вырезал ножом пару пупсиков-голышей. Так получилось, что на следующий день призраки нашли деревянных человечков и тут же отнесли их во дворец. Однако днем королева отдыхала, и поэтому призраки успели хорошо разглядеть пупсиков. И странное дело, их мертвые, плоские глаза вдруг стали оживать, на них появились зрачки.

Увы, когда королева вышла из своих покоев, чтобы открыть очередной ночной праздник, и ей преподнесли пупсиков, она аж вся затряслась от гнева и грозно воскликнула:

—Где вы взяли эту мерзость, это уродство, и как смеете мне дарить? Разве вы не знаете, в ком заключена истинная красота?

Ее несчастные подданные, конечно же, поняли, что королева подразумевает свою собственную «красоту», но почему-то промолчали. Молчание привело королеву в ярость. Она строго отчитала всех присутствующих и потребовала, чтобы неизвестный злодей, нарушивший ее покой, в течение дня был пойман и доставлен в замок живым или мертвым.

Но поиски были тщетны. То ли волшебные ягоды спасали Фантеркока, то ли призраки не проявили усердия, но приказ так и не был выполнен. В разгар этих событий Фантеркок случайно подслушал разговор двух призраков.

—Ох, задал же нам работу этот злоумышленник, — тяжко вздыхая, жаловался первый из них. — Ищем-ищем, а все напрасно.

—И чем они королеве не понравились, игрушки эти... — отозвался второй. — Лично я ничего более красивого в жизни не видел.

—Тише ты!

—А что я такого сказал?

—»А что я такого сказал», — передразнил первый призрак. — Ты что, не знаешь, кто у нас самый красивый и, кстати, самый добрый?

—Ой, действительно! Самая красивая и добрая — наша королева, — громко поправился второй и на всякий случай оглянулся.

—Даже зеркала не могут передать всю ее красоту! — поддакнул первый призрак. — Ладно уж, что этот злодей вырезал из дерева нашу королеву во всей ее красе!

Слушая их, Фантеркок начал догадываться, что за серой внешностью этих странных существ в действительности скрыты изуродованные люди. Несчастные люди, которых чья-то злая, лютая сила сделала призраками...

К следующему вечеру деревянная статуэтка была готова. Конечно, не имея перед собой натуры, Фантеркок не мог точно передать внешность колдуньи, но главное было схвачено: огромный конусообразный нос, глаза-бусинки и чахлые кудряшки, свивающие из-под чепца.

Представьте себе, когда призраки наткнулись на столь неожиданную находку, они с трудом поверили своим глазам. Ведь они твердо знали, что королева — первая красавица на всем белом свете, что внешность ее неповторима, а тут — на тебе! Позабыв обо всем, громко обсуждая бесценное изваяние, они поспешили в замок.

Вот и большой зал дворца. Постепенно он набился до предела, а призраки все прибывали — всем хотелось присутствовать при вручении королеве такого прекрасного подарка. Сколько же было аплодисментов, ликования, всеобщего восторга, когда она вошла и уселась на трон. Глядя на своих воодушевленных подданных, она подумала, что они наконец-то поймали злоумышленника, и поэтому одарила их снисходительной улыбкой. Но когда ей преподнесли статуэтку, она натурально остолбенела. В остановившемся взгляде своей повелительницы призраки обнаружили что-то такое, чего никогда раньше не видели, — это был страх. Овладев собой, она слабым движением руки выпроводила их вон, но после этого случая призраки стали замечать, что буквально каждый день королева становилась все ниже и ниже ростом, а на кончике ее длинного носа появилось черное пятно, которое постепенно росло и превращалось в некоторое подобие шарика.

Однажды, собрав своих подданных еще раз, она их долго и нудно бранила, а потом железным голосом спросила, не сомневается ли кто-нибудь в том, что она добра и хороша собой, как никто другой на белом свете. Так и не дождавшись ответа, королева закрыла глаза, протяжно застонала, как будто бы ей было очень больно, и медленно удалилась в спальную комнату. Правда, при этом сама женственность и добродетель с такой силой захлопнула за собой дверь, что с потолка на головы призраков посыпались куски штукатурки.

На следующий день они вновь собрались, но королева не появлялась. Призраки забеспокоились. Настроение у всех было ужасное, примерно, как у собаки, которую бросил хозяин. Они решились потревожить свою повелительницу и робко постучали в дверь ее спальной. Потом — еще раз. Наконец, они приоткрыли дверь и увидели, что вместо королевы на постели почему-то лежит... крыса. Дада, самая обыкновенная крыса! Находясь в полном замешательстве, один призрак шепнул другому: «Смотри, крыса забралась в постель...» Крыса же, услышав эти слова, вдруг пронзительно запищала: «Крыса, крыса, крыса, и-и-и-и», с визгом спрыгнула с постели и через залы, коридоры и лестницы выскочила из дворца.

Его Величество король Густав

Лишь стоило крысе выбежать из замка, как случилось невиданное: над серыми скалами загремел гром, засверкали молнии, поднялся сильный ветер, а моросящий дождь перешел в настоящий ливень. Целый шквал воды обрушился с неба на землю, а вскоре ветер разогнал тучи, и землю осветило яркое летнее солнце. Произошло чудо: на месте голых камней выросли травы, деревья и кустарники, повсюду зашелестела свежая листва, а неизвестно откуда взявшиеся птицы вили гнезда, лаская слух обитателей этого края своим щебетанием.

Выйдя из замка, под утренними лучами солнца призраки вдруг обрели человеческий облик. Люди начали узнавать друг друга. Дети обняли родителей, а родители — детей. Радостные, взволнованные они спешили к родному очагу, их дома снова появились тем, где когда-то были построены.

Фантеркок выбрался из подземелий и достал из-за пазухи клоуна и лягушку, чтобы и они посмотрели, как преобразилось все вокруг. Они с удивлением глядели на зеленый солнечный край, полный городов, городков и деревушек, в которых жили, оказывается, веселые, добрые люди. Но они удивились еще больше, взглянув на Фантеркока. Он так изменился: выпрямился, стал высоким и плечистым молодым человеком!

Тут он взял своих верных друзей на руки и пошел к замку, который просто трудно было узнать. Оранжевые черепичные крыши и сложенные из красного кирпича зубчатые стены ярко выделялись на фоне голубого неба, шпили на башнях были украшены золотыми флажками, а окна и бойницы окантованы резным камнем. Издалека замок казался большой-пребольшой игрушкой.

Многочисленные каменные столбы, стоявшие у главных ворот замка, мгновенно превратились в рыцарей, одетых в начищенные до ослепительного блеска доспехи. По команде своего капитана рыцари построились ровными рядами, а он вышел навстречу Фантеркоку, церемониальным шагом приблизился к нему и обратился с громким приветствием. Но при этом он почему-то все время называл нашего кукольника королем Густавом, и никак иначе. Вот тут-то Фантеркок и вспомнил слова лесной феи о загадочном короле Густаве. Избавив жителей этого живописного края от злой колдуньи, он неожиданно стал обладателем богатого королевства, а к тому же хозяином прекрасного замка.

Но в мыслях он был далеко отсюда — ведь несколько лет назад расстался с мамой и ничего не знал о ее судьбе. На следующий день он взял с собой отважного клоуна, деревянную лягушечку и выехал из своего замка в сторону Хаффенберга. Оказалось, что сейчас, после исчезновения колдуньи, можно ездить туда по самой обыкновенной дороге. Когда он проезжал мимо Черного болота, деревянная лягушечка проквакала, что хотела бы поблагодарить своих подружек за помощь. Он отпустил ее и попросил передать привет не только лягушкам, но и Рыжей ведьме. Вернувшись, деревянная лягушечка поведала невероятную историю, которую ей рассказали болотные подружки. Оказывается, что в то самое время, когда над серым замком гремела гроза, Рыжая ведьма вдруг куда-то исчезла, а на ее месте появилась светловолосая девчонка. Она тут же вспомнила, что ей давно пора идти домой, там ждут родители. Так что от ведьмы осталась только резная скамеечка. Теперь на ней сидят лягушки, причем по очереди, так как на всех сразу места не хватает. И в самом деле, невероятная история!

Через несколько дней король Густав был в Хаффенберге. Он сразу же поспешил к родной лачуге, где и нашел маму. А как вы думаете, узнала ли она своего сына, бывшего карлика и горбуна, в молодом, статном короле? Кто подумал, что нет, тот ошибся: узнала в тот же миг и тут же расплакалась, но это были слезы радости. Пока мама собиралась в дорогу, сын направился с визитом к королю Клаусу.

Король Клаус с удовольствием принял столь достойного гостя. Конечно, никто не разглядел в нем бывшего придворного кукольника, но сам он узнал и повзрослевшего принца, и принцессу. В честь короля Густава был дан обед, а потом его пригласили посетить богатую дворцовую оранжерею. Это была увлекательная экскурсия. Принцесса рассказала много интересного из жизни растений, а гость внимательно ее выслушивал. Вдруг он увидел своих старых знакомых: в глубине беседки, укрытой побегами диковинного вьюнка, на мраморном столике лежали две деревянные куклы, когда-то сделанные его собственными руками. Он не удержался и спросил, что это за игрушки. А принцесса рассказала ему грустную, таинственную историю о придворном кукольнике, этом маленьком, сгорбленном, добром человечке.

И принцессе, и ее внимательному собеседнику этот день запомнился на всю жизнь, и не случайно. Так уж получилось, что они сразу понравились друг другу. А вечером гость обратился к королю Клаусу с тем, что намерен взять в жены его дочь и просит согласия на этот брак. Тот ответил, что предварительно хотел бы побывать во владениях короля Густава с ответным визитом.

Тогда наш герой попросил матушку срочно поехать в его замок, ведь нужно было подготовить торжественную встречу короля Клауса и его семьи. Через несколько дней пути она была на месте, где была принята подобающим образом. Портные сшили для нее нарядные платья, старались и шляпницы, и ювелиры. А ей оставалось лишь делать примерки.

Но вот в замок прискакал вестовой и доложил, что его величество король и гости пересекли границу королевства. Тем временем король Густав и его спутники из окна кареты любовались живописной местностью и беседовали на разные — интересные темы. Король Клаус, например, много рассказывал о Хаффенберге, а потом поведал одну любопытнейшую историю. Оказывается, примерно месяц назад таинственно исчез управляющий хозяйством, а в спальной комнате его дома обнаружили жирную-прежирную крысу. И откуда она могла только взяться? Прислуга гонялась за крысой по всему дому, да так и не смогла прибить ее. Изворотливая тварь сумела-таки удрать на улицу. Никто так и не понял, куда исчез управляющий, и как в его спальной оказалась такая толстенная крыса. Вот уж, действительно, и чего только не случается в Хаффенберге!

Но вот из окон кареты стал виден замок короля Густава. На фоне гористой местности и ясного летнего неба он представлял собой красочное зрелище. Когда кавалькада миновала главные ворота, неожиданный грохот чуть не оглушил всех — это крепостная артиллерия залпом из всех орудий приветствовала короля и его гостей.

В тот же день король Клаус дал положительный ответ на вопрос короля Густава. Оставалось только решить, в каком из двух королевств устроить церемонию бракосочетания. Но окончательное слово было за женихом и невестой, а им не хотелось откладывать столь важное государственное мероприятие. Поэтому королю Клаусу пришлось изрядно задержаться в гостях, и лишь после веселого и пышного свадебного торжества он с женой и сыном вернулся домой, в Хаффенберг.

Куклы возвращаются домой

Король Густав часто навещал тестя, и всегда в Хаффенберге его ждал радушный прием. Один раз во время такого визита, ночью, он надел простую одежду и пошел в лес. Ноги сами вели его по знакомым тропинкам. Вот и родник, окруженный зарослями черники... Фея обрадовалась королю Густаву и поблагодарила его за сделанное добро. Когда он спросил об оставленных им куклах, она ответила, что все они возвратились домой, в свое дерево. Тогда он направился к волшебному дубу. Как ни странно, он нашел его живым. Мощные ветви дали приют птицам, сквозь шелест листвы из гнезд доносились тоненькие голоса птенцов. Неожиданно королю показалось, будто бы одна веточка сказала другой:

—Ой, смотри, мой папочка Фантеркок пришел! Я так по нему соскучилась.

А вот и другая зашелестела:

—Наконец-то я дождалась старшего братца, мы очень давно не виделись.

Он нежно погладил их, а они мягкой листвой касались его плеч и лица.

Вернувшись из леса, он спросил своего отважного клоуна и лягушечку, не скучают ли они по своим друзьям и подружкам, оставшимся в лесу. А они грустно ответили, что им, конечно, и здесь хорошо, но ведь у каждого есть свой дом... Тогда он отнес их к волшебному дубу, попрощался с ними, расцеловал их обоих, а они при этом чуть было не разревелись. Тут он посадил их на ветви дерева, и уже через несколько секунд вместо лягушки выросла маленькая веточка, а вместо клоуна — другая, но только побольше.

Каждый раз, приезжая в Хаффенберг, он обязательно ходил в лес, чтобы навестить своих маленьких друзей, слушал живой шелест листвы и с благодарностью вспоминал доброту деревянных кукол.

В заключение этой истории могу сказать, что король Густав до конца своих дней был счастлив в супружестве и прожил долгую жизнь.

И еще, кстати. Жена короля Клауса, кажется, о чем-то все же догадалась и больше никогда не наказывала своих слуг.







Владимир ПИСАРЕВ

Бронзовый Щелкунчик

Жил-был король. Все бы хорошо, да больно уж воинственный был у него характер. Одна кампания следовала за другой, одна за другой возводились крепости, и все это окончательно разорило казну. Вот король и задумался, где бы раздобыть денег. Он обратился к своим советникам и министрам, но ни те, ни другие не могли предложить ничего путного — в один голос твердили, что пора прекратить бесконечные войны, а уж с этим-то король никак не мог согласиться.

Владимир ПИСАРЕВ

Живописец и Колдун

Жил на свете рыцарь, его высочество герцог Карнелли. Был он знатен и богат, силен и красив, удачлив в любви и непобедим в бою.