Peskarlib.ru: Сказки народов мира: Македонская народная сказка

Македонская народная сказка
Ум и счастье

Добавлено: 24 ноября 2007  |  Просмотров: 3912


Жил-был на свете паренек, такой недоумок и ужасный бедняк. День-деньской зубами от голода щелкал и спать ложился не поевши: хлеба не на что было купить. Вовсе парень пропал бы, кабы не соседи: хоть изредка покормят или работу дадут пустячную — за водой сходить или, скажем, дров напилить да сложить в поленницу. Пытались его ремеслу обучить, чтобы стал он, как его отец, добрым работником, хозяином, — ведь здоровый вымахал детина, пора и за дело приниматься! С дровосеками его в лес посылали и осла ему давали взаймы: пусть, мол, парень нарубит дровец и на рынке продаст. Да куда там! Голова у парня — что пустая тыква.

А ведь были у парня и Счастье и Ум. Только жаль — изменили они своему господину, заплутались неведомо где — вот он и стал придурковатым.

Долго Счастье и Ум паренька колесили по белу свету, наконец случайно повстречались друг с другом.

— Здравствуй, братец Ум, — улыбнувшись, промолвило Счастье. — Разошлись мы в разные стороны, друг про друга и забыли. Что же ты запропал?

— Да так же, как и ты, — с усмешкой ответил Ум. — Но к чему же все эти расспросы?

— А разве не ясно — к чему? Ты ведь смекнул, только не хочешь признаться, — ответило Счастье.

— Может, это из-за паренька?

— Ну, вот видишь, догадался, — ответило Счастье. — Слушай, надо помочь ему. Так не годится!

— Что ж, если хочешь, я согласен, — поможем.

Сговорились они — и давай помогать пареньку. Он вмиг поумнел и за что бы ни взялся, с той поры все ему удавалось. Для начала попросил он осла у соседей и отправился в лес, стал выискивать бук покрупней да потолще, чтоб срубить его, распилить и дровец наколоть для продажи. Захотелось ему дерево выбрать получше, а не так, как бывало — вязанку валежника ценой в полтора гроша.

Вот выбрал он бук и принялся рубить что было силы. Затрещало могучее дерево, наземь упало, и посыпались вдруг из дупла золотые монеты. Парень сначала и не понял, какая удача ему выпала: золотых-то монет он сроду не видел! Все ж собрал он их бережно, в торбу запрятал — это Счастье ему подсказало так сделать, а потом нарубил две огромные вязанки отличнейших буковых дров, на осла их погрузил и домой поехал.

Дома высыпал парень из торбы монеты и смекнул-таки: «Сразу-то все напоказ выставлять не годится. Лучше сделаю вот как: возьму одну монетку и для пробы снесу золотобиту. Пусть оценит, а дальше посмотрим, что делать». Парень, видно, и впрямь поумнел не на шутку.

Золотобит взял монету и на зуб попробовал, а потом кислотой протравил. Видит — чистое золото. Стал он с пареньком торговаться. Ну, а парень и тут смекнул: «Наверное, дорого стоит монета, если хитрый старик так суетится и не желает ее вернуть!»

Сказал ему золотобит:

— Требуй что хочешь, но продай мне эту бронзовую монетку. Мне бронза нужна для тонкой работы.

Паренек ему:

— Я ведь монетку принес тебе не для продажи. Она от отца мне досталась в наследство, вот я и хотел узнать ей цену!

И не продал хитрец золотую монетку, а цену ее все же узнал, да еще и смекнул: «Если золотобит столько дает, значит, она стоит дороже. Попытаю еще, — может, где-нибудь больше дадут».

Взял парень монетку из рук золотобита и к другому отправился. Потом — к третьему, а потом за хорошую цену сбыл ростовщику. Домой возвратился паренек с большими деньгами.

«Не из золота ль эти монеты? — подумал он. — Надо будет узнать в другом городе цену да продать подороже, а не то ведь надуют да еще и смеяться начнут».

Взял паренек свои монеты и отправился в путь, шел из города в город, все узнавал цену. В первом городе продал один золотой, — цену взял неплохую. Пришел в другой город — за монету там вдвое дают... В третьем — втрое. Так добрел он до самой столицы и продал там все золото, стал богачом. Ум и Счастье шли за ним и помогали ему. И решил он заняться торговлей, чтобы умножить богатство. Осмотрелся, разузнал, на какие товары больше всего спрос, снял в торговых рядах лавки, наполнил их товарами всякими, нанял верных помощников, так развернулся — ну, прямо бывалый купец! Все дивились и уму и богатству приезжего купца. Да и собой он был очень пригож. Повалили к нему покупатели, потому что в его лавках был и выбор большой, и цена намного ниже, чем у других купцов, и принять покупателя он умел. Словом, дело пошло бойко. Стал парень известен во всем стольном городе.

Слух о новом купце дошел до царя. Подивились приближенные царя на новые лавки, да и стали там всякие товары закупать — все, что нужно для царского войска. А потом и сам царь объявил парня своим поставщиком. Стал он товары царю продавать, а о деньгах молчал. Целый год поставлял, а о плате — ни слова.

Удивился царь такому терпению. Ведь другие купцы, что ни месяц, являлись к нему за деньгами! Вызвал он к себе парня, щедро расплатился с ним и тут же условился, что и на будущий год парень останется его поставщиком.

В ту же пору устроил царь во дворце своем пир, пригласил самых именитых людей: военачальников прославленных, пашей, воевод, всяких вельмож, седовласых советников — словом, всю знать. Ну и парня на пир позвали. Получил он приглашение царское, тотчас отправился к портному, заказал себе платье цветное, дорогое — вроде как бы придворное или свадебное, — нарядился и отправился на праздник. А хорош он был в этом наряде — загляденье, и только!

Ну, пошел он во дворец. Ум и Счастье его не оставили: вместе с парнем явились к царю, чтобы, значит, в любую минуту помочь своему господину, если понадобится. Усадили молодого купца на почетное место, рядом с пашами, как и подобает важному гостю. Ну, а парень, в нарядном-то платье, просто ангелом всем показался: и красив и умен — прямо глаз отвести невозможно.

Вот поели немного и выпили; вышла царица гостей попотчевать и сказать им приветное слово. Ну, а вместе с царицей и царская дочь пожаловала. Как увидела девушка молодого гостя — полюбила его всей душой. Только вышла из зала, сейчас же потребовала: выдавайте замуж меня поскорее за этого юношу.

— Что ты, доченька, разве же это возможно? — сказала царица. — Разве можно отдать тебя этому парню! Он простой купец! Он тебе не ровня. Жди в женихи какого-нибудь царевича, а не этого мужлана!

— Матушка, взял он сердце мое в полон! — ответила девушка, проливая слезы. — Без него мне и жизнь не мила. Либо завтра вы меня с ним помолвите, либо — клятву даю! — тут же руки на себя наложу. Грех на вашей душе будет, на том свете за это ответите!

Заперлась царевна в светелке, улеглась и стала плакать.

А как гости ушли, царица поспешила к царю, все ему рассказала. Царь пошел к дочке, уговаривать стал: откажись, мол, от своей затеи, разве он тебе ровня! Куда там! Дочь и слушать ничего не хотела, — знать, недаром трудились здесь Счастье и Ум паренька!

— Либо выйду за своего любимого, либо завтра яду приму! — отвечала родителям царевна.

Царь хоть и противился этому браку, да больше для вида. В душе и он не прочь был выдать ее за молодого купца.

— Знаешь что, любезная супруга, — сказал он царице, — выдадим дочку за того, кто ей по сердцу пришелся. Ничего, что жених незнатного рода, лишь бы дочка наша была весела и счастлива.

— Если ты так велишь, государь, — отвечала царица, — пусть так и будет. Пойди сюда, дочка! Будь по-твоему, помолвим тебя с твоим красавцем. Ну, поди-ка умойся, а потом поцелуй, безобразница, руку отцу и матери, чтобы мы пожелали тебе с женихом твоим счастья.

Услышав такие слова, побежала царевна вприпрыжку, тотчас мылом душистым в бане помылась, нарядилась. А потом к царю и царице пришла, отвесила им поклон и руку обоим с почтением поцеловала. Тут же послали гонца к жениху с сообщением: будешь, мол, царским зятем, отдает тебе царь в жены любимую дочь и в свой дом тебя вводит. Привели парня прямо к царю, поклонился он в ноги отцу-государю с супругой и сказал:

— За великую честь благодарен. Только я вам не ровня и государевым зятем быть недостоин, ведь я роду-то самого низкого. Потому и прошу я вас, если возможно, не делайте этого, чтобы после не каяться.

— Ничего, что ты низкого рода, — ответил ему государь, — захочу — так высокого станешь. На тебя твое Счастье работает, парень. Возьми-ка вот это кольцо. Будьте счастливы, дети!

Сговорились они. Царь назначил день свадьбы. Музыкантов позвал, чтобы на пиру играли, гостей услаждали.

Много дней шло веселье. А в последний день свадьбы снова встретились Счастье и Ум.

— Братец Ум, где же ты пропадаешь? — хихикнуло Счастье. — Видишь, парень-то наш как взлетел? Царским зятем сделался! А ведь это все я! Знать, не зря говорят старые люди: «Не родись умен, а родись счастлив!»

— Ну, так знай, Счастье, — ответствовал Ум, — кабы я не поддерживал парня, никогда бы ему не взлететь так высоко. Без меня-то и Счастье бессильно.

— Вот так так! — разобиделось Счастье. — Что же, зря, что ль, сказал царь, что я работаю на парня?

— Ну, раз ты заупрямилось, хватит! — ответил Ум. — Обойдись-ка без меня. Перестану поддерживать парня. Сразу все у него пойдет насмарку.

Поссорились Счастье и Ум, и покинул Ум парня. А случилось это в ту самую ночь, когда парень должен был впервые войти в опочивальню с молодой супругой.

Снова стал парень глупым — как прежде. Привели к нему в спальный покой царевну, а он вдруг отвесил ей оплеуху и из комнаты выгнал. Удивилась царевна, опять к нему постучалась. Он в другой раз дал ей оплеуху и прогнал из спальни. В третий раз постучалась жена, повторилось то же. А какую он чушь притом молол! Дитя пятилетнее, наверно, говорило б умнее.

Изумилась царская дочь, побежала к матери в опочивальню и рассказала ей все по порядку. Ну, царица пошла к пареньку, чтоб немедля узнать, в чем дело. А молодой зять такую околесицу плел, что она решила: парень и взаправду помешался. Доложили царю. Царь велел привести новобрачного, стал с ним толковать о всяких делах. Что ни спросит, жених такое ляпнет, что у царя уши вянут. Понял он что зятек-то свихнулся! Увели его, заперли, тут же вызвали лучших лекарей.

— Вот и кончилось счастье, царица! — вздохнул опечаленный царь. — Лишился ума наш зять — и вся недолга!

— Не спеши, — отвечала царица. — Кто знает, что еще будет! Может, поправится к утру. Ну, свихнулся от радости парень... Бывает!

— Коль до завтра пройдет — хорошо! — ответил царь. — Если ж нет, дам ему под зад пинка и выгоню вон!

Ну, а Счастье? Увидало оно, что парень стал полоумным, опечалилось очень, призналось в ошибке своей и отправилось в путь. Решило найти Ум. Отыскало и просит:

— Иди, помоги пареньку. Осрамился он перед царем.

— Что же, поняло ты?.. — начал было Ум.

— Виновато! — ответило Счастье. — Помоги только парню, а я уж теперь всегда буду с тобой неразлучно. Искуплю свою вину! Ты уж прости!

Услыхал такие речи Ум — смягчился и снова к парню пришел. Тот сразу опомнился, понял, что наговорил ночью. Стал придумывать, как оправдаться перед царем.

Доложили царю — хочет, мол, зять поговорить с ним. Царь велел тотчас же привести его. А парень принес царю жалобу: «Что ж это такое? Зачем его продержали всю ночь под запором?»

— Оставь-ка ты это, сынок! — отвечал ему царь. — Ты лучше послушай, что дочь моя нам рассказала. За что ты отвесил ей три оплеухи? За что отказал в своем ложе?

А парень уже придумал, что ответить царю, — ведь Счастье и Ум вновь ему помогали.

— Да, государь мой, я точно отвесил ей три оплеухи. Так уж завещал мне отец: когда я женюсь, ударить три раза супругу, чтобы крепко запомнила три непреложных завета. Пощечина первая — чтоб знала, что я в доме хозяин, и мужа бы чтила. Вторая — чтоб чтила отца, а третья — чтоб мать свою чтила. Вот это и было причиной тревоги.

Услышав умные речи, царь все ему простил, — и парень стал жить во дворце с молодою женой. Быть может, и нынче он в том государстве живет.







Сербская народная сказка

Правда и кривда

Было у царя два сына: один злой и несправедливый, а другой добрый и справедливый. Когда отец умер, несправедливый сказал справедливому...

Сербская народная сказка

Язык зверей

У одного человека был пастух, много лет служил он хозяину верой и правдой. Как-то раз пас он овец и услыхал в лесу какое-то странное шипение. Ему захотелось узнать, в чем дело, и он пошел в ту сторону.