Peskarlib.ru: Сказки народов мира: Македонская народная сказка

Македонская народная сказка
Три сестры

Добавлено: 24 ноября 2007  |  Просмотров: 3887


Жили-были в некотором государстве три сестрицы, и всегда они спорили: кто из них красивей. Не могли они сговориться и решили: пусть солнце рассудит.

— Солнце, солнце, — спросили они, — скажи, кто из нас прекрасней?

А солнце ответило:

— Самая юная, дочки!

Не понравилось это двум старшим. Быть не может! Спросили в другой раз, потом — в третий. Солнце отвечало все то же.

Разозлились они, надулись, как лягушки, и решили сгубить младшую сестру. Притворились, что хотят поминки по матери справить, сварили кутьи, испекли пирогов, в узелок положили и пошли, по обычаю, обносить людей поминальными яствами, чтобы каждый, кто поест, добрым словом покойницу вспомнил, о душе бы ее помолился.

Ну, пошли они через лес, забрели как будто ненароком в самую глухомань, да и говорят:

— Ах, сестрица, а поминальные свечи? Мы их дома забыли! Придется вернуться! Посиди-ка ты здесь с узелками. Мы — скоро!

Согласилась девушка, ждет-пождет, уж темнеть начинает, а сестер все нет! Знали они, что в лесной чаще по ночам бродят звери, вот и думали злодейки: пусть растерзают сестру!

Поздний час уже был. Увидела девушка: меж деревьями бродит белый ягненок. Подозвала его — все не так одиноко! — и кутьи ему дала. Ягненок поел и отошел! Подумала девушка: «Здесь меня звери съедят. Лучше пойду за ягненком, — может, он выведет к людям». Взяла узелки и пошла.

А ягненок — прямехонько к дому. Жили там девять братьев. Добралась до того дома девица, вошла, хозяев нет. Осмотрелась кругом — ах, какой беспорядок! Что ж, взяла метелку, подмела, прибрала на славу, потом ужин состряпала. И в уголке потаенном укрылась.

Возвратились домой девять братьев — что за чудо! В доме все прибрано, и ужин им сварен. «Отзовись, кто есть в доме!» Только нет — не ответила девушка, не вышла к братьям!

Утром старший брат сказал младшим:

— Тот, кто в доме у нас прибрал и ужин сготовил, может быть, и сегодня появится, братцы. Отправляйтесь-ка вы на работу, а я останусь караулить.

Целый день сторожил он, но к вечеру спать ему захотелось. Задремал, а девица только того и ждала. Будто мышка, тихонько вышла, прибралась, быстро ужин сварила и спряталась.

Караульный проснулся и видит: кто-то в доме уже поработал. И подумал он: «Что же я братьям скажу? Проспал, вот стыд-то!»

На другой день второй брат остался. Только тоже не укараулил. Потом — третий, четвертый, и пятый, и шестой, и седьмой, и восьмой оставались — все напрасно! Дошел наконец черед до девятого, младшего брата.

«Как же это? — сказал он себе. — Старшие братья караулили, да никого не изловили... Я — поймаю!»

Ждал он, ждал — никто не приходит. Что ж, прилег молодец на лавку и задал храпака, притворился, будто и вправду заснул как убитый. А сам следит — что будет?

Девица поверила, вышла, давай убираться да ужин варить. Тут он вскочил — и к девице, за руку ее взял и молвил: «Ты добра к нам, так будь нам сестрицей!»

Возвратились вечером братья, увидали ее, удивились. И осталась девица в их доме вместо младшей сестры. Полюбили ее все братья несказанно, надарили подарков, а чтоб не скучно ей было одной, когда все на работу уходят, принесли ей двух голубков, — пусть, мол, с ними играет!

Много ли, мало ли дней прошло, а старшие сестры проведали, что младшая жива и в хорошем доме хозяйкой стала. Зависть их разобрала, и они решили: все равно изведем! Испекли каравай, весь пропитанный ядом, и сестре послали со старухой, своей приспешницей.

Получила сестра гостинец, отломила кусочек, а несколько крошек на землю упали. Поклевали их голуби и тут же подохли. Догадалась девица, что отравлен каравай, и есть не стала. Так и спаслась!

Возвратились домой девять братьев, рассказала им девица, что случилось. И ответили братья:

— Если снова придет та старуха, не впускай ее, слышишь? Двери не открывай, хоронись от беды. Ты ведь одна у нас, помни это!

Как узнали подлые сестры, что замысел их не удался, пуще прежнего стали злобствовать. То и дело подсылали старуху с разными подвохами. Но девица была уж ученая, не пускала ее к себе. Взбеленились тогда две сестры-негодяйки, снова старуху позвали и говорят:

— Снеси ей колечко, да сперва отрави его ядом.

А старуха в ответ:

— Что вы! Да она мне и дверь не откроет!

— Не откроет — и не надо! Ты в окошко подай, да скажи, что, мол, сестры тоскуют в разлуке и просят, чтоб она хоть кольцо на память приняла. Пусть только пальчик протянет! А протянет, ты тотчас ей палец порежь да ядом посыпь. Сразу околеет!

Все исполнила злая старуха. Возвратились домой девять братьев и видят — сестра их лежит мертвая.

Горько плакали братья. Дом свой обвили черными пеленами. А потом обрядили сестру, как невесту, и в неутешной печали своей так решили: нет, в землю ее не закопаем, сделаем ей стеклянный гроб. А могилой сестре нашей будет дуб высокий, что тихо шумит над рекой. Пусть спит меж ветвей сестрица, в колыбели стеклянной качаясь!

А вскоре случилось так, что в том месте проезжала царева охота. Подвели коней царские слуги к реке и пустили напиться. Да не пьют воду кони, пугает их что-то! Царь спросил:

— В чем тут дело?

— Верно, что-то случилось, — промолвил царевич. — Пойду разузнаю!

Подошел он — и видит: меж ветвями дуба сияет под утренним солнцем гроб стеклянный. Сняли гроб — так и ахнул царевич, увидав в нем прекрасную девицу. Тут же слугам велел он отвезти дивный гроб во дворец и в потаенном покое поставить. Хотел царевич каждый день приходить и любоваться усопшей.

Как-то раз нужно было ему в дальний путь отправляться. Пришел он к матери и просит, чтоб в заветный покой никто без него не входил. Мать обещала, но недаром была она женщиной, не могла устоять: захотелось ей посмотреть, что же такое сын в той комнате прячет. Потихоньку отперла она дверь, вошла и, увидев покойницу, подивилась великой ее красоте. А потом намочила вином кисейный платок и накрыла лицо умершей. И девица ожила.

Не передать словами радость царицы. Нарядила она красавицу, как царевну, повела в свои покои.

Вернулся домой царский сын — и скорее туда, где лежала усопшая. Видит — гроб опустел. Разгневался царевич, кричит: кто посмел нарушить его запрещенье? Кто вошел сюда? Кто умершую выкрал? Тогда мать рассказала все, как было, и повела к себе. Ну, а вскоре сыграли веселую свадьбу: царский сын на ожившей девице женился.

Так-то самая молодая из трех сестер стала в том государстве царицей.







Боснийская народная сказка

Перчик

Жили некогда со своими родителями три брата и три сестры. Когда дети подросли, отец вдруг тяжело заболел и, почувствовав приближение смерти, позвал свою жену, сыновей и дочерей, чтобы проститься с ними.

Македонская народная сказка

Дракон и его самоцветы

Жили-были на свете муж и жена, жили-поживали, сына растили, паренька лет пятнадцати. Хорошие они были люди. честные, справедливые, да только вот бедные.