Peskarlib.ru: Сказки народов мира: Хорватская народная сказка

Хорватская народная сказка
Как девушка освободила чудовище

Добавлено: 24 ноября 2007  |  Просмотров: 5192


Жил некогда богач. Было у него три дочери. Две заносчивые, нравные. Подавай им каждую неделю новые наряды да уборы драгоценные. Третья же дочь была покорная и хорошая. Не позволяла, чтобы отец много на нее тратился, и довольствовалась малым. Случилось, что богач начал понемногу разоряться: то в одном, то в другом деле неудача. Потерял он почти все свои деньги, и только в одном городе осталось у него двадцать пять тысяч. Решил он поехать за ними — надо же было на что-то и жить и торговать. Призвал отец дочерей и говорит им:

— Дорогие мои дочки, я потерял свое состояние. Были у меня миллионы, а теперь осталось всего двадцать пять тысяч за одним человеком. Поеду выручать деньги, не знаю только — буду ли еще торговать или будем их так проживать. Но вам двум не смогу теперь покупать столько нарядов и драгоценностей.

А дочки в ответ:

— Как поедешь за деньгами, перво-наперво купи нам наряды и украшения — без них не смей и домой показываться. Торговать же можешь на те, что останутся.

Отец подумал про себя: «Эти две о бедности и слышать не хотят, а ведь, может быть, скоро им придется думать о куске хлеба... Плохо нам будет».

Потом спрашивает младшую дочь:

— Ну, Роза, а тебе что привезти?

— Ничего мне не надо, кроме розочки. И служанки мне не надо, сама управлюсь.

Вот какая она была скромница!

— Не хочу, чтобы ты работала, как служанка, — отвечал отец, — ведь ты одна моя утеха. Не будь тебя, и жить бы не стоило.

Поехал купец в город за деньгами. А когда возвращался домой, то сбился с пути и заблудился в лесу. Дождь лил как из ведра. Ехал, ехал купец по лесу и вдруг, на беду свою, повстречал гайдуков. Те дочиста его обобрали, отняли и лошадь, и деньги, и пожитки и отпустили. Стал он самым бедным человеком на свете. Теперь у него не было, как говорится, чем и мышь накормить. И вот идет он, все глубже заходит в лесную чащу, кругом тьма кромешная, ни зги не видать, а дождь так и хлещет. Но вот вдали показался огонек, купец пошел прямо на него; подходит и видит — стоит прекрасный дворец. А купец устал, есть хочет. Думает: «Войти или не войти? Что поделаешь, надо войти, даже если и головы лишусь. Будь что будет — войду». И вошел во дворец. Сперва попал на кухню. Там никого не было, но в очаге горел яркий огонь. Купец погрелся, посушил одежду. Как только одежда подсохла, он прошел в соседнюю комнату. Глядит — накрыт стол, и на нем дымится похлебка. Ударил приятный запах в нос голодному купцу, и он уж собрался сесть поужинать, как вдруг оробел. Шагнет к столу, да опять назад. «Эх, была не была, поужинаю». Сел и поужинал как следует. Съел похлебку, а тут блюдо само переменилось — на столе появилось мясо, потом третье и четвертое блюдо и, наконец, черт возьми, даже черный кофе — а кругом ни души. Поужинал купец, прошел в другую комнату, а там уже приготовлена постель. Лег он и заснул. А утром проснулся — его уже завтрак ждет. Поел он и пошел в сад возле дома. Там всякие фрукты и розы всех сортов. Вспомнил он, что обещал младшей дочери розочку. Сорвал цветок и пошел к воротам, как вдруг появилось неведомое и страшное чудовище. Заревело, зарычало, так что все затряслось. Спрашивает купца — кто он, как сюда попал и как смел сорвать розу в саду? Купец рассказал все, что с ним случилось, а также о том, что его младшая дочь Роза просила принести ей всего только одну розочку. Вот он и сорвал ее в этом саду, потому что гайдуки у него и цветок украли. Как услышало чудовище о дочери Розе, и говорит:

— За цветок ты должен отдать мне самое для тебя дорогое. Приведи сюда свою младшую дочь Розу и отдай мне ее в жены. А не отдашь — голову долой.

Что ж делать, пришлось купцу дать обещание. Но чудовище на слово не поверило, написал купец договор, и только тогда его отпустили домой. Приходит он домой, отдал своей дочери розочку и горько заплакал, зарыдал. Дочка спрашивает:

— Что с тобой, батюшка, о чем ты так убиваешься? О потерянном богатстве? Так ведь и другие становились бедняками, а все-таки, с божьей помощью, жили да поживали. И мы проживем как-нибудь. Не стоит плакать.

— Если бы ты, доченька, знала, что со мной приключилось, то не стала бы меня утешать, а плакала бы вместе со мной.

— Батюшка, дорогой, расскажи про свою беду, я с радостью и жизнь отдам за тебя.

— Как узнаешь ты, что случилось, то и впрямь лучше тебе жизни лишиться.

И рассказал ей отец все, признался, что должен отвести ее к чудовищу.

— Не убивайся, батюшка, я пойду с тобой, и будь что будет. Положимся на волю божию.

На другой день они отправились, и отец привел дочку во дворец к чудовищу.

Там в комнатах был уже приготовлен обед. Грустно пообедали они, и отец, слезы проливая, сокрушался, как это он оставит тут свою любимую дочь. Хоть бы и ему самому позволили тут побыть, повидаться с чудовищем, спросить, что думает он делать с дочкой и можно ли ее будет навещать. Но чудовище где-то пряталось. Его можно было видеть только по утрам, от восьми до девяти часов, и то лишь в саду. Так и пришлось отцу уехать, не повидавшись с ним. А дочка прошла по всему дворцу. Горницы были все прибраны, всюду увидела она много нарядов, угощенья и всего, что девичьему сердцу мило, но нигде не встретила ни одной живой души. Не пришлось ей ни готовить, ни мыть, ни постель стелить — все само собой делалось. Поужинала дочка и спать легла. Поутру встала, увидела накрытый стол, поела и пошла погулять по саду, полюбоваться всякими красотами. Подошла к канаве и тут увидела чудовище. Звали его Живал. Девушка испугалась, задрожала и от страха не могла слова вымолвить. А Живал ревел во весь голос, ходил и все крушил на своем пути, пока ее не заметил. А как увидел, что она перепугалась, стал ее утешать, успокаивать, говорил, что он-де не такой плохой, каким кажется, и просил поцеловать его. Девушка пуще прежнего испугалась — как это поцеловать такое чудовище?

— Лучше умру вот тут, на месте, чем тебя поцелую. Хоть убей, но этого сделать не могу. Как это так — поцеловать тебя!

И залилась слезами.

— Полно, не плачь, — сказал Живал, — я принуждать не буду, только если тебе охота придет.

Живал же был заколдованный юноша, и если бы девушка его хоть раз поцеловала, то и расколдовала бы. И вот прожили они вместе целый год, виделись только по утрам, но девушка так привязалась к чудовищу, что едва могла дождаться минуты, когда с ним встретится. А все же поцеловать его не решалась. Так прошел год. Девушка часто говорила, что хотела бы навестить отца, посмотреть, как он поживает. Наконец Живал и говорит:

— Коли тебе так хочется повидать отца, я тебя отпущу, успокойся. Ты сегодня ляжешь спать как обычно, а проснешься в отчем доме. Вернуться же должна на другой день, иначе плохо будет и тебе и мне. Помни, что я тебе сказал. Возвращайся вовремя.

Было девять часов, и чудовище ушло, а девушка вернулась во дворец. Она едва могла дождаться, когда стемнеет и можно будет лечь спать. День тянулся будто двадцать дней, но вот наконец настала ночь. Девушка легла и заснула, а утром проснулась в отцовском доме. И как же они с отцом обрадовались друг другу! Стали рассказывать про свое житье-бытье. Дочка ни на что не жаловалась и говорила, что ей живется хорошо. «Все у меня есть, чего только душенька захочет, и если бы ты, батюшка, был со мною, ничего бы мне больше и не надо было. Живал мне никогда слова плохого не сказал, ничем меня не обидел».

Как услышали сестры, что ей хорошо живется, стали завидовать, когда же она сказала, что должна в срок воротиться, а иначе плохо будет и ей и Живалу, то сестры, чтобы как-нибудь ей досадить, стали упрашивать ее остаться еще на один день. Девушка поддалась уговорам и осталась на один день больше, чем было позволено. Но на второй вечер она поспешила лечь в постель, как ей сказал Живал, и наутро проснулась во дворце. Позавтракала и пошла искать Живала. Она так к нему привыкла, что ей не терпелось его повидать. Но нигде девушка не могла его найти и — удивительное дело! — даже голоса он не подавал, а его всегда по утрам было слышно. Ходила она по саду туда-сюда и звала его: «Живал, Живал», — но никто не откликался. Ищет она, плачет, убивается и наконец находит его в кустарнике. Лежит как мертвый, ей-богу. Она заплакала, запричитала: «Живал, Живал!» Он все не двигался. «Встань, дорогой мой, дай я тебя поцелую». И поцеловала. Он вскочил, звериная шкура с него спала, и перед ней предстал юноша — писаный красавец. Стали они обниматься да целоваться. И рассказал ей юноша, что он королевский сын, что он уже семь лет как заколдован и расколдовать его мог только поцелуй девушки по имени Роза. «А теперь пойдем за твоим отцом, да и поженимся».

Взяли они отца и сестер и отправились к королю, отцу Живала. Как услышал народ, что королевич вернулся, то по всей стране веселье пошло. А королевич женился на скромной девушке Розе.







Македонская народная сказка

Как черт едва не оженил сорок монахов

Близ некоего монастыря был колодец, — на всю округу славился он своей чистой, прозрачной водой. И кто ни пройдет, обязательно с пути свернет, чтобы водицы из колодца испить да посидеть под старой тенистой ольхой, что с незапамятных времен росла на том месте.

Сербская народная сказка

Дьявол и его ученик

Жил-был человек, и был у него единственный сын. Однажды сказал он отцу...