Peskarlib.ru: Сказки народов мира: Греческая народная сказки

Греческая народная сказки
Ведьмина дочка

Добавлено: 30 октября 2007  |  Просмотров: 7271


Жил да был однажды царь, и звали его Яннакис. Говорит ему мать:

— Яннакис, женись.

— Нет, не хочу.

— Женись, сыночек, негоже царю без царицы.

— Не нашлась еще по мне невеста.

Раз пошел Яннакис на охоту, подстрелил птицу, и кровь ее закапала на снег. Пришел домой и говорит матери:

— Только ту в жены себе возьму, что бела, как снег, и румяна, как кровь.

— Где же сыскать такую, дитятко, что бела, как снег, и румяна, как кровь? Такие только в Нижнем мире водятся!

— Скажи мне, кто она, схожу и приведу тебе невестку.

— Иди, — говорит, — в Нижний мир и сыщи Марио, дочку ведьмы Ламии, она и есть твоя суженая.

Тотчас Яннакис в путь пустился, добрался до Нижнего мира, нашел Марио, дочку Ламии. Как увидел ее, чуть не ослеп от красоты. Молвила девица:

— Что ищешь здесь, Яннакис? Уходи, не то съест тебя моя матушка.

— А ты спрячь меня, вот и не съест.

— Где же мне тебя спрятать? Сюда не заходят люди. Как ты сюда попал?

— Да я за тобой, Марио, пришел, ты моя суженая!

Тогда схватила она его и спрятала. И только спрятать успела, ведьма вернулась:

— Где-то здесь, где-то там человеком пахнет.

— Что ты, матушка, откуда здесь быть человеку? Садись-ка лучше да поешь хорошенько!

Села Ламия за стол, поела, попила — наелась. А когда наелась, дочь и говорит:

— Что, матушка, если сейчас человека сыскать, съела бы его?

— Теперь, — говорит, — не смогу, сыта уже.

— Эй, Яннакис, ну-ка выйди, покажись моей матушке!

Некоторое время спустя поднялась Ламия, отправилась на охоту. Оставила старика мужа дом стеречь.

Только мать за дверь, Марио усыпила отца, схватила Яннакиса за руку, и пустились они бегом. Вернулась Ламия, нет нигде Марио. Ищет там, ищет здесь, растолкала старика:

— Где Марио?

— А мне почем знать? Я спал, ничего не видал.

Рассвирепела ведьма, кинулась в погоню. Вот бегут Марио и Яннакис, видят вдали черную тучу. Говорит Марио:

— Видишь ту тучу, Яннакис? Это мать за нами гонится. Стань-ка ты церковкой, а я колоколенкой.

Стал Яннакис церковкой, а Марио — колоколенкой. Нагнала их туча, спрыгнула на землю ведьма, толкнула церковку, пихнула колоколенку, а погубить беглецов не удалось. Тогда она поднялась и ни с чем улетела.

— Эй, Яннакис, бежим, путь еще не близкий!

Побежали они дальше, видят — вновь позади туча черная.

— Снова нас матушка настигает! Теперь становись ты родником, а я водицей.

Стал Яннакис родником, стала Марио водицей и потекла. Вновь спрыгнула с тучи ведьма, подбежала к роднику, разбрызгала воду, замутила, а погубить беглецов не удалось. Тогда она поднялась и ни с чем улетела.

А Яннакис с Марио вновь в путь пустились. И видят — опять туча их догоняет. Говорит тогда Марио:

— Становись теперь ты, Яннакис, морем, а я буду утицей.

Стал тут Яннакис морем, обернулась Марио утицей, побежала утица к морю, бросилась в волны и ну плавать! Вот и туча приблизилась, спустилась Ламия, подбежала к морю, начала звать:

— Марио моя, глазоньки мои, светик мой, пойдем домой!! Вот вернется Яннакис к матери, она его вымоет, вычешет — забудет он тебя!

Молвит Марио Яннакису:

— Слышишь ли, Яннакис, о чем говорит моя матушка?

— Пусть себе болтает, Марио моя! Ты моя суженая, мне ли тебя забыть?!

Ждала-ждала ведьма, не дождалась и в обратный путь пустилась. Говорит тогда Яннакис:

— Теперь, Марио, пошли к моей матушке.

Шли-шли, подошли к самому дворцу. Дал Яннакис девушке колечко и амулетик и говорит:

— Марио, светик мой, суженая моя, побудь здесь недолго. Я пойду платье приготовлю, тебе его принесу. Ты переоденешься, и пойдем вместе к моей матушке.

Сказал так, а только в дом вошел, забыл Марио.

Через некоторое время обручила его мать с другой.

А Марио ждала, ждала жениха, видит — не возвращается. Шла мимо старушка за овощами. Вот Марио ей и говорит:

— Не возьмешь ли меня, тетушка, с собой, не пустишь ли к себе жить?

— Что ж, — отвечает, — живи.

Привела старушка Марио в свой дом. А нужно сказать, что дом той старушки был как раз возле дворца, где жил Яннакис с матерью. Услыхала однажды Марио, что царь надумал жениться, поняла: совсем забыл ее Яннакис. Тогда взяла она немного муки, замесила тесто и вылепила трех птичек. Дала птичек старой женщине и наказывает:

— Отправляйся к царю, туда, где он кудри чешет!

Вышел царь утром в комнатку кудри чесать, а там на зеркале три птички рядком сидят. Слетела первая птичка, села царю на плечо и молвит:

— Марио моя, глазоньки мои, светик мой, пойдем домой! Вот вернется Яннакис к матери, она его вымоет, вычешет — забудет он тебя!

Слетела средняя птичка:

— Слышишь ли, Яннакис, о чем говорит моя матушка?

Тут молвит третья птичка:

— Пусть себе болтает, Марио моя! Ты моя суженая, мне ли тебя забыть?!

Ахнул тогда Яннакис:

— Горе мне, несчастному! Что же я наделал?! Позабыл свою невесту!

Затосковал Яннакис, не пьет, не ест. Куда идти? Где искать Марио?..

Стали глашатаи кричать:

— Царь наш заболел, царь наш чахнет от неведомого недуга! Всякий житель волен прийти к нему с кушаньем: может, отведает царь и поправится!

Потек народ к нему, что ни день — новые яства несут, но ничто не помогает. Тогда говорит Марио старушке:

— Давай, старая, и мы состряпаем что-нибудь для царя.

Сварила Марио похлебку, налила в миску, бросила туда колечко и говорит старушке:

— Неси, тетушка, похлебку эту царю. Как отведает, начнет поправляться!

Взяла старая женщина миску, пошла во дворец.

— Добрый день, детки!

— Здравствуй, старая, что надобно?

— Вот принесла и я царю угощение!

— Поди прочь, старуха! Виданное ли дело, царю ваше варево хлебать?!

Тут услыхал и царь и крикнул из окошечка:

— Пусть поднимется, она вольна!

Поднялась старая женщина наверх и дала царю похлебку. Взял царь миску, съел варево, глядь — а там колечко лежит. Как признал Яннакис колечко, тотчас ему лучше стало. Вот зовет он слуг:

— Дайте этой женщине серебра, золота, сколько пожелает, и пусть утром принесет что-нибудь еще!

Нагрузили старую золотом, вернулась она домой веселая.

— Приказали мне, Марио, состряпать еще что-нибудь к утру!

— Ну что ж, — отвечает, — это дело нехитрое!

На следующий день послала Марио старушку за овощами и испекла овощной пирог, а внутрь запекла амулетик. Дала она пирог старой женщине и просит:

— Пойди, тетушка, отнеси этот пирог царю. Как съест его — вмиг поправится!

Взяла старая узелок с пирогом, принесла во дворец, отдала царю. Режет Яннакис пирог, глядь — а там амулетик.

— Куда ты дела девушку? — спрашивает Яннакис.

— Что ты, детка, у меня девушки и в помине нет!

— Скажи, старая, не то худо будет!

— Повезло мне, нашла я ее за деревней, где собирала овощи. Вот и взяла ее к себе в дом.

Кликнул тогда царь слуг и велел им дать старушке денег, сколько та пожелает. Взяла старая целую кучу денег, сложила в узелок и домой тащит, А за нею царь поспешает, в карете, с платьем и украшениями. В дом вошел, взял с собой Марио и тотчас с ней обвенчался.

И я там был, да вы мне не поверите!







Греческая народная сказки

Вышивальщица птиц

Жил в далекой-далекой деревушке бедный юноша. Его звали Манолис. Родители у него умерли, все, что осталось ему в наследство, — это старая скрипка...

Греческая народная сказки

Чудесное лекарство

Жили-были в давние времена царь с царицей, и было у них три сына. Старшего и среднего царь очень любил: и воины они мужественные, и охотники удачливые. А вот младшего царь не жаловал: дни и ночи напролет проводил юноша за старинными книгами, никаких иных утех знать не хотел.