Peskarlib.ru: Русские авторы: Александр ВЛАСОВ, Аркадий МЛОДИК

Александр ВЛАСОВ, Аркадий МЛОДИК

Новый дом

Добавлено: 1 мая 2013  |  Просмотров: 2423

Это был светлый шестиэтажный красавец. Он смотрел широкими окнами прямо в парк и ждал новоселов.

В тот день к новому дому подъехали всего лишь четыре грузовых такси с вещами. Одно из них остановилось у средней парадной. Из кабины выскочила девочка лет четырнадцати, подстриженная под мальчишку, со вздернутым любопытным носиком. За ней показалась женщина, а из кузова спрыгнул мужчина.

Все трое встали около машины, молча разглядывая новый дом.

Шофер откинул задний борт и подошел к счастливой семье.

– Хорош домина! – сказал он. – Какой у вас этаж? Квартира отдельная?

– Отдельная! – ответила женщина и вздохнула, будто только сейчас поверила, что навсегда распрощалась с маленькой комнатушкой. – А этаж четвертый! – добавила она. – Квартира тридцать шесть! Вон наши окна – три, с балконом!

– Будем разгружаться? – спросил шофер.

– Да да! – подхватила женщина и обратилась к мужу: – Миша, начинай!.. А ты, Люда, подымись в нашу квартиру – узнай, открыта ли дверь? Может, к дворнику за ключом сходить придется.

Девочка подбежала к высоким входным дверям. Они послушно и мягко распахнулись. Люда очутилась в просторном коридоре. Широкая лестница вела на второй этаж. Сбоку дремала в своей клетке кабинка лифта.

Все вокруг блестело свежей краской. Тишина была удивительная. Шаги девочки разносились по всем этажам, и она невольно пошла на цыпочках. Собственная робость показалась ей смешной. Полная какого то безудержного горячего чувства, Люда подбежала к лифту, погладила лоснящуюся металлическую сетку и вдруг крикнула, сложив ладони рупором:

– Доми и ик! Сла авный наш! Хоро оший!..

Сверху через колодец лифта упало отраженное стенами эхо:

– …о оший!.. о оший!

Люда повернула ручку дверцы. Лифт по приятельски подмигнул электрической лампочкой. Кабина осветилась.

– Ты уже работаешь? – удивилась девочка.

Она вошла в лифт и нажала кнопку. Кабина плавно двинулась вверх.

На площадке четвертого этажа было две двери. Над правой белел эмалированный кружочек с цифрой 37, над левой – такой же кружок с цифрой 36. Люда нажала черную пуговку звонка. За дверью мелодично звякнуло.

– Входите, пожалуйста! – торжественно произнесла Люда и потянула на себя незапертую дверь…

Поздним вечером, закончив предварительную расстановку мебели, новоселы сели пить чай. В квартире было довольно пусто. Голоса непривычно звенели в комнатах.

– Миша, наверно, мы сглупили, что не взяли с собой шкаф и комод! – сказала мужу мама Люды. – Смотри, сколько пустого места!

– Обставимся! Незачем тащить старье в новую квартиру, – ответил отец и закурил сигарету.

– Хорошо бы и кое какие привычки оставить там! – улыбнулась мама.

– Не плохо бы! – согласился отец. – Например, чтобы жена в новом доме не ворчала на мужа, чтобы дочь не переглядывалась с мамой, как заговорщица.

Все рассмеялись…

Утром отец и мать ушли на работу. Люда осталась одна. Она взяла блокнотик, в котором еще вчера были записаны задания на сегодняшний день. Мама просила узнать, где здесь механическая прачечная, аптека и диетический магазин. Надо было выполнить и поручение отца – отнести в телефонный узел справку о том, что на старой квартире аппарат сдан, а номер отключен. Отец просил еще сходить в домоуправление – выяснить, кто занимается установкой телевизионных и радиоантенн. Но прежде чем заняться делом, девочка решила побродить по пустому дому, посмотреть квартиры.

Она поднялась на самый верх – на шестой этаж – и остановилась на лестничной площадке, возмущенная и негодующая. На свежих, незатоптанных цементных плитах белела меловая надпись: «Я + дом = коммунизм!»

Люда не стала вникать в смысл надписи. Кривые буквы потрясли девочку. Новый дом!.. В нем не успели поселиться, а уже чья то рука испачкала его! Люда порывисто подошла к двери и позвонила. Какое то неопределенное чувство подсказывало ей, что автор надписи где то здесь, рядом.

На звонок никто не ответил. Квартира номер 40 еще пустовала.

Тогда девочка с той же решимостью позвонила у соседней двери и сразу же услышала торопливые шаги. Кто то вприпрыжку бежал по коридору. Дверь открылась, и на Люду посмотрели серые, с искоркой, глаза мальчишки.

– Это ты плюс дом? Да? – задыхаясь от возмущения, спросила она.

Мальчишка взглянул на белые буквы, смешно передернул носом.

– Ну, я!.. А что?

– А то, что с такими, как ты, никогда коммунизма не построишь! – залпом выпалила девочка. – И напрасно ты тут знак равенства намалевал!

Мальчишка смутился:

– Подожди… Подожди!.. Ты думаешь, я такой уж… несознательный? Да я вперед на стенке хотел. А потом передумал… и на полу… Здесь ведь сотрется!.. Это я от радости!

– Стирай! – приказала Люда.

Мальчишка послушно зашаркал подметками по каменным плитам.

– Не так!.. Тряпку принеси… мокрую.

И опять мальчишка послушался – побежал в квартиру, вернулся с мокрой тряпкой и неумело начал оттирать мел.

– Дай ка сюда!

Люда выхватила из его рук тряпку и ловко закончила работу.

– Это я от радости, – повторил мальчишка. – Не каждый день в новую квартиру переезжаешь. Хочется сделать что нибудь особенное! Выкинуть такую штуку, чтоб всем было приятно!

– Хочешь, я тебе помогу? – спросила Люда.

– Давай помоги!

Еще несколько минут назад никакого плана у девочки не было. А после встречи с мальчишкой у нее мелькнула интересная мысль. Она недолго держала ее при себе.

– Как тебя звать?

– Игорь.

– А меня Люда… Теперь я скажу, с чего надо начинать! Моя мама попросила узнать, где тут аптека, прачечная, магазины… А ведь это всем потребуется! Давай разузнаем и сообщим новоселам. Потом еще что нибудь придумаем… Важно начать!..

На следующий день на всех лестницах дома появились объявления: «Пионеры! Срочно зайдите в ШДУ – кв. № 41».

Новоселов ждал и еще один сюрприз. В квартирах на видном месте лежали листки с отпечатанным на машинке текстом: «Если вам потребуется справка по бытовым вопросам, обращайтесь в квартиру № 41. ШДУ гарантирует вам помощь. А пока ставим вас в известность, что…» – и дальше следовал длинный перечень адресов и телефонов ближайших магазинов, ателье, аптеки, прачечной, ремонтных мастерских.

По разному воспринимали новоселы эти сюрпризы. Большинство удивлялось и хвалило инициативу непонятного ШДУ. Но были и другие.

У Колиной матери – доброй, но ворчливой и беспокойной женщины – листок с адресами вызвал раздражение.

– Какое они имели право заходить в нашу квартиру? – произнесла она, угрожающе понижая голос.

– Кто они то? – весело спросил Колька и заглянул в бумажку. Он сразу же увидел три прописные буквы ШДУ. – Это и не они вовсе, а оно – Шедэу. Учреждение такое!

Мать вспомнила объявление у лифта.

– А ты был там?

– Когда быть то?

– Беги! Еще неприятности из за тебя схлопочешь!

И Колька побежал на соседнюю лестницу, в квартиру № 41.

Вернулся он через полчаса, важный и торжественный.

– У меня задание, – сказал он. – Приду не скоро. Я теперь член Шедэу!

Колька убежал, даже не объяснив, что такое ШДУ и какое дали ему задание.

У дома шла веселая кутерьма. Подъезжали машины. Суетились новоселы, сгружая диваны, шкафы, стулья. Груды вещей росли. Чего тут только не было!

У левой лестницы раскинулась целая оранжерея кактусов и фикусов. Среди них на складном алюминиевом стуле сидела седая старушка. Она только что отнесла один из цветочных горшков в свою комнату и теперь отдыхала.

– Бабушка!.. Я из Шедэу! Помочь вам? – спросил Колька, подбегая к старушке.

– А не сломаешь цветочки?

– Это я то?!

Колька схватил ближайший горшок с кактусом.

– Кто тут Николай Стрельцов? Ты? – раздался сзади него мальчишеский голос.

Колька обернулся. Перед ним стоял незнакомый паренек.

– Меня к тебе из Шедэу прислали – помогать! Что нужно делать?

– Пока цветы таскать надо!.. Берись!

Когда оранжерея была перенесена, помощь ШДУ потребовалась еще двум старикам пенсионерам. Колька осмотрел их тяжелые вещи и пришел к неутешительному выводу.

– Нам не справиться! – сказал он своему помощнику. – Сгоняй в штаб – доложи!

Вскоре на улицу вышли Игорь и Люда. На рукавах у них были красные повязки все с теми же буквами ШДУ. Узнав, в какую квартиру въезжают пенсионеры, Люда решительно направилась к лестнице. Колька и Игорь пошли за ней…



* * *



Это был самый первый звонок. Он прозвучал неожиданно и прервал разноголосый крик двух малышей близнецов, заливавшихся дуэтом в широкой двухместной коляске. Звонок помешал не только им, но и их родителям. Муж и жена переглянулись, оставили посреди комнаты трельяж, который они в десятый раз передвигали из угла в угол, и вместе подошли к двери.

– Откровенно говоря, – сказал муж, интеллигентно кашлянув, – любой гость сегодня… нежелателен.

Жена развела руками.

– Что ж делать… Открывай!..

За дверью стояли девочка и два мальчика.

– У вас будут чудесные соседи – два пенсионера! – сказала Люда. – Не смогли бы вы помочь им перенести вещи?

Муж снова вежливо кашлянул.

– Видите ли, у нас очень много своих дел… День сегодня, знаете ли, особый…

– И день особый, и дом особый! – произнесла девочка. – У нас все жители будут друзьями. Вы своим соседям сегодня поможете вещи перенести, а они с детьми вашими посидят вечером, когда вы в театр вздумаете сходить.

Муж и жена посмотрели друг на друга. Жена улыбнулась.

– Хорошо, мы поможем! Только…

Она оглянулась на коляску с притихшими малышами.

– Коля, ты останешься: присмотришь за детьми! – приказала Люда и объяснила новоселам. – Мы из Шедэу… Так что не беспокойтесь, все будет в порядке!..

На лестнице у квартиры № 41 собрались шесть мальчишек и девчонок. Они звонили и стучали в дверь, на которой висела аккуратная картонная табличка: «Штаб добрых услуг». В квартире никого не было. Но пионеры не торопились уходить.

Наконец щелкнула дверь лифта. Показались Люда и Игорь.

– Здравствуйте, ребята! – просто, как старым знакомым, сказала собравшимся Люда. – Спасибо, что пришли! Сейчас думать будем, что еще может сделать наш Шедэу!



Александр ВЛАСОВ, Аркадий МЛОДИК

Пятая операция

В Питере за Невской заставой про Пецу слышали все подростки. Не было мальчишки, который бы не завидовал его громкой славе.


Александр ВЛАСОВ, Аркадий МЛОДИК

Безымянная высота

Этот непонятный разговор происходил ночью на высоком дереве. Два разведчика из «южного» отряда юнармейцев сидели на толстом суку и вглядывались в освещенные лунным светом перелески, поля и овраги.